Алмазные цветы - Форум
Внимание! Запрещено для детей.
Данный ресурс не для просмотра лицам младше 18 лет.
Вторник, 28.03.2017, 09:05 Приветствую Вас Любопытная Варвара Вход Вход
Регистрация Регистрация
RSS
Создавайте новые темы. Это ОЧЕНЬ ПРИВЕТСТВУЕТСЯ!
На главную · Новые сообщения · Правила форума · Поиск · ВХОД
Страница 1 из 11
Форум » Хранилище » Творчество » Алмазные цветы (психо-ужастяг от миня)
Алмазные цветы
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:18 | Сообщение # 1
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
Как-то написала пару тройку лет назад. dry БУкафф много, сразу предупреждаю. Ктот говорит читать тяжело, кто-то наоборот легко.. Хз уж как вам бует. Но вобщем для коллекции выкладываю.

-------------------

Глава 1.

Первое что существовало – это середина осени и шум. Самый обычный шум транспорта, сигнальные гудки, рев моторов и визг тормозов. Возникает зеленый свет, и вот все эти бешеные звери, автомобили, автобусы и троллейбусы перестают куда-то гнаться, и покорно останавливаются.
На втором месте существовала девушка Кристина. Кто она? С первого взгляда – просто человек, стоящий на остановке, и ждущий автобуса. Белокурая, голубоглазая, с квадратноватым, не очень женственным лицом, одета исключительно в белое. Взгляд ее полон усталости и грусти от однообразия и легкой никчемности. Таких, как она, казалось бы, миллионы, да Кристина и сама была с этим согласна. Жизнь ее какая-то полупрозрачная и незаметная – учеба, отдых от учебы и снова учеба. Повторяющийся некрасивый узор. Дальше наверняка будет подобный орнамент с работой.
Третьего места удостоилась больница. Кристина собиралась ехать на работу к сестре, в одну из больниц города, для того, чтобы… Важно ли это, для чего? Ни сколько не важно, и потому я пропущу этот отрывок и без того просторной серости бытия.
Прибыл автобус, и Кристина в него вошла. Тут же ее рука, мыслящая как-то самостоятельно, полезла в карман, за мелочью. Кристина же тем временем вдруг вспомнила свою детскую мечту. Она очень хотела стать врачом, подобно своей сестре, но когда выросла, мечта ссохлась и умерла. По крайней мере, так казалось самой Кристине. Контролерша с лицом, напоминающим шляпку высохшего гриба, молча ссыпала мелочь и оторвала билет. Автобус трясся и пыхтел. Пассажиры тупо глазели в непонятном направлении, выходили на остановках и заходили с остановок. Кристина была им подобна, и однажды она также вышла.
Пара шагов по грязным улицам, и вот уже видно зеленоватое здание больницы-поликлиники. Оно притаилось в могучем окружении высоток и старых деревьев. В окнах хитро горят холодные неоновые лампы. Такие яркие, что дневной пасмурный свет кажется тусклее их. У грязной, захватанной тысячами рук входной двери стоят и курят мужики. Кристина идет туда в полном безразличии, и уже размышляет о том, чем она займется после того, как вернется домой.
Внутри больниц и поликлиник тепло, особенно в сравнении с улицей. Ведь сейчас был октябрь. Дождливый, мрачный, полный апатии и спящей тревоги. Причем, спала она где-то глубоко под землей, например, за крышкой одного из канализационных люков.
Внутри больниц и поликлиник так же всегда есть запах. Затрудняюсь описать его, потому что он какой-то непонятный и многогранный. Такой бывает только в больницах и аптеках.
Курящие мужики как-то странно обратили внимание на Кристину, когда та открывала входную дверь. Возможно, их попросту смутил протяжный и нервирующий кого угодно скрип.
Кристина сняла пальто и с немногой досадой увидела свой домашний пестрый свитер. Удивительно, что она забыла переодеть его на более приличный. Сдав пальто в вестибюль, Кристина направилась к лестнице. Кабинет, где обычно сидела сестра, находился на втором этаже.
Поднимаясь, Кристина ощутила на себе внимание старой женщины. Бедная старушка плохо ходила, и лестница оказалась для нее почти тем же, что для обычного человека есть крутая скала. Кристина из своей врожденной искренней доброты не могла отказать в помощи, и, потому скорость подъема на второй этаж сильно замедлилась. В лице старушки проблескивала та же бессмертная доброта.
- Спасибо, дочка – говорила старушонка, вцепившись в рукав свитера Кристины, - Дай Бог тебе здоровья! Я не сильно тебе помешала? Может, ты торопилась куда?
- Нет, ничего – смутившись, ответила Кристина, - Я не тороплюсь, да и что такого? Второй этаж близко и мы почти уже поднялись.

Как-то пусто сегодня было в поликлинике. Обычно здесь народ кишел и равномерно заполнял все пространство. Очередей не было, ругани тоже – очень странно. Только какие-то обеспокоенные медсестры с видом человека, укушенного осой, бегают в неизвестные кабинеты.
Оказавшись на втором этаже, старушка еще раз поблагодарила Кристину, и проковыляла куда-то в свою сторону. За окнами, на улице неожиданно хлынул ливень. Кристина шла по коридору, совершенно пустому, к кабинету двадцать седьмому. Свет там, внутри почему-то не горел, но Кристина шла все равно, потому что знала – сестра сейчас точно должна быть на месте. Острые капли дождя громко молотили по оконным стеклам, создавая однообразный оркестр, поглотивший все пространство коридора. Откуда-то вдруг возникла очередная медсестра с тускло-рыжей прической.
- А вы куда направились? – буркнула она на Кристину издали.
- Я к Журавлевой Юлии, она моя сестра – спокойно ответила Кристина.
- Ее нет! Уходите!
- Как? Она так рано ушла? – Кристина удивилась.
Медсестра почему-то занервничала.
- Да, она ушла! Нет ее. Идите, вам здесь не место!
- Хорошо… А скажите пожалуйста, она придет еще? Просто она не может так рано уйти!
Медсестра быстро приблизилась к Кристине и по-звериному испуганно посмотрела ей в лицо.
- Юлии не будет сегодня! Уходите! Не вам решать, когда Юлия может здесь работать, а когда нет. Она несколько минут назад поехала домой, и вы езжайте, мой вам совет!
Кристина не успела больше ни чего сказать, медсестра быстро зашагала дальше, не оборачиваясь до самой лестницы, и там исчезла.
«Надо же…» - озадачилась Кристина, - «Странная какая! Чего за день то такой? Юля не говорила, что сегодня вернется раньше! Что за несправедливость? Еще и ливень такой на улице, совсем не хочется туда выходить!»
Для верности и достоверности Кристина подергала дверь закрытого пустого кабинета двадцать семь. Все кабинеты на этом этаже почему-то закрыты…. Кристина с досадой подошла к подоконнику, и заглянула сквозь мутное стекло окна, на землю. Там бултыхались от капель дождя грязные лужи.
«А может мне подняться на третий этаж?» - подумала Кристина, - «Юля может быть и там. Всегда тут эти хамливые медсестры гонят меня подальше! Чего их слушать, пойду поднимусь, чего мне зря обратно то идти! Правда, точно не помню где этот кабинет….»

Так было всего раза три. Сестра Кристины работала на третьем этаже, и Кристина ни когда не интересовалась ее работой. А теперь стоило поинтересоваться.
Третий этаж отличался присутствием широкого коридора-моста, ведущего в другой корпус здания. Еще, кажется, там был чуть ниже потолок, краска на стенах темнее, лампы тусклее и желтее и так много фикусов! Фактически фикусный лес! Окна уменьшились в количестве и площади, видимо, из-за того же перехода в другой корпус, потому звук дождя там слышен был меньше. Кристина насчитала на этаже всего пять кабинетов, и приглядела один, тот, что рядом с какой-то вечно замурованной дверью в конце коридора. Она пошла туда, смущаясь стука собственных каблуков об керамический пол. Хорошо, что Кристина не носила шпилек, от них звук был бы куда громче.
А ровно через минуту раздался новый звук. Кристина вынуждена была остановиться, и обратить внимание на него. Это эхо человеческого голоса возникло там, в ярко освещенном коридоре перехода в другой корпус, в точке схода линий потолка пола и стен, в самом конце, в глубине и пучине пустующего здания. Шли несколько человек, выкрикивая почти в унисон «девушка, стойте!». Кристина стояла и ждала. Вскоре она разглядела какие-то странные маски на людях, закрывающие глаза и лицо. Поверх белых халатов людей поблескивал защитный прозрачный материал, головы закрывали специальные уборы, на руках – грязно-желтого цвета перчатки. Обувь невозможно разглядеть, что-то белое и блестящее, издает тихий скрип.
Кристину привел в смятение и даже немного напугал вид этих «гуманоидов», но уходить из-за какого-то пока не оправданного страха, она не собиралась. Мало ли что, может быть, они перепутали ее с кем-то. Может быть, проводятся какие-то учения, тем более сестра Юля не один раз рассказывала о них. Кристина уже плохо помнила подробности, одно только впечатление осталось – впечатление от неинтересной болтовни сестры-болтушки!
- Вы пойдете с нами! – произнес совершенно серьезно один из «гуманоидов» ровным мужским голосом, приглушенным маской. Он, вместе со своей компанией продолжал надвигаться в сторону Кристины. Похоже, ее ни с кем не путали, шаг их оставался уверенным.
- Почему? – Кристина совершенно искренне удивилась, - Вы отведете меня к сестре, нет? А что случилось?
- Внутри здания все заражено! – спокойно ответили ей.
- Вас необходимо обезопасить – сказал безжизненный, как машина женский голос из-за маски.
Колючая перчатка схватила руку Кристины. Всего людей в костюмах было четверо - две женщины и два мужчины. Они тут же без подробных объяснений и извинений повели Кристину в больничный корпус. Сказали люди в белом только то, что кто-то распространил вирус по воздуху внутри здания. Назывался вирус CTK-15-09. Какой-то плохо изученный, но обезвреживаемый. Кристину уверяли, что она не умрет и вирус быстро уничтожается вакциной, которую вскоре ей введут. Но, Кристина боялась все равно, с ней подобные экзотические вещи в жизни еще не случались.
Люди в белых костюмах шли, хрустели защитным материалом, и, переглядываясь между собой, сверкали стеклами очков-масок. Они бурно и долго удивлялись вслух тому, что больницу не закрыли, и в нее можно было спокойно зайти с улицы. Кристина покорно шла, и время от времени ее немного тошнило от усиливающегося запаха антисептики.
- А что со мной будут делать? Это долго? – однажды вдруг поинтересовалась она.
- Нет не долго. Идите и молчите – опять машинным голосом ответила та же женщина.
Кристина жутко этим смутилась, и из-за своей еще одной врожденной черты – застенчивости, и покорно стала молчать. Так же она стеснялась случайно показать собственный бессмысленный страх. А страх, к ее сожалению, как правило, чувство, которое скрыть невозможно.

Кончился полосатый от ярких ламп коридор-мост, и начался коричневатый мрак больничного корпуса. Кристина не успела заметить, что было там, какие-то лестницы, двери, редкое грязноватое освещение и сильный химический запах. От него кружилась голова, и глаза слезились. Но, это было ничто. Настоящий запах плавал в воздухе за металлической бронированной дверью, в кабинете с таким ярким светом, что ни чего не видно сквозь его белизну. Он казался еще ярче в сравнении с минувшим мраком. Кристина жмурилась и мотала головой от него и этой едкой вони. Внутри находилось еще некоторое количество «гуманоидов», множество мониторов, проводов и просто людей, видимо тоже зараженных.
«Ну и приключение….Будет что рассказать подругам, это точно!» - думала Кристина, ободряя себя и стараясь сдержать тошноту и не обращать внимания на другие неприятные ощущения. Ее подняли и положили на кресло, обернутое липким материалом и полиэтиленом. Кресло, надо заметить, стояло как раз под одной из слепящих ламп. От такого света глаза даже под веками не спасутся! Кристина захотела дернуться. Она почувствовала, как в ее руку больно вонзается игла шприца. Видимо вакцина. После нее ей стало намного легче. Как будто открылись ворота в рай! Можно предположить, что у вакцины было побочное действие, положительно влияющее на настроение человека. Кристина ощущала радость, справедливость и спокойствие. Но, она не заметила, что спокойствие это вдруг вышло за некоторые рамки, и превратилось в сон.


невиновность ничего не доказывает
 
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:19 | Сообщение # 2
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
Глава 2.

Вначале ни чего не было. Вообще! Наверно сложно представить себе это, и вряд ли кто может помнить ощущение полного отсутствия, в особенности отсутствия собственной личности. Проще говоря, провал в памяти, будто бы кто-то взял ластик и стер воспоминания, как линии карандаша.
Кристина проснулась сидя на стареньком деревянном стуле. Вокруг белели голые стены, покрытые кафелем, под ногами – пол, тоже с кафелем, только омерзительного коричневого цвета, впитавшего в себя что-то отдающее сортиром. Кристина была переодета в простой белый халат и пластиковые тапки. Своей прежней одежды она поблизости не видела. Самочувствие было отличное: ни чего не болело, настроение позитивное. Причем, позитивное неоправданно!
Кристина посмотрела на свои ладони, почему-то мокрые. Причина этому оказалась отвратительна – руки покрывала коричневатая скользкая и зловонная жидкость неизвестного происхождения. Кристина, заметив раковину, подбежала к ней, чтобы смыть эту дрянь. Теперь в ней измазались и без того не стерильные маховички смесителя. Зашипела вода, и Кристина почувствовала облегчение. Она не сразу заметила, что на дне раковины бултыхается какой-то тетрадный лист с запиской. Ради интереса Кристина вытащила его из воды и взглянула на буквы, написанные шариковой ручкой, еще не успевшие растечься. Вот что было написано:
«Здравствуйте, Журавлева Кристина. Приносим огромные извинения за неудобства, они возникли от нехватки свободных палат. Теперь вы чувствуете себя нормально и у вас есть иммунитет. Можете спокойно возвращаться домой. Мы связались с вашими родителями и все им объяснили, можете за них не беспокоиться. Ваша одежда прошла химчистку и дезинфекцию. Забрать вы можете ее в кабинете тридцатом. Выйдете в коридор и сразу его увидите, он в конце, и свет там всегда горит. Дальше спускаетесь на первый этаж и выходите через черный ход, парадный у нас давно закрыт. Удачи вам и здоровья.»
Подпись уже растеклась, и кто был автор данного письма - осталось загадкой. Кристина выбросила лист. Он вонял! Еще раз вымыв руки, Кристина закрыла кран и вдруг увидела окно, черное и поблескивающее. Сейчас стало темно, видимо наступил поздний вечер или ночь. Дождь все еще хлестал, даже с еще большей силой, чем днем.
«Спасибо конечно врачам» - подумала Кристина, - «Только вот все-таки придется мне этот душ принять. Вот что значит «от судьбы не убежишь»! Ну ладно, лучше простуда, чем вирус с непомню каким названием…. »
Кристина вышла за дверь и оказалась в душном полумраке пустого узкого коридора. Вдоль него виднеется великое множество дверей, и только за стеклом одной горит яркая желтоватая лампа – единственный источник света. Номер кабинета – тридцать, там ждет Кристину теплый свитер, джинсы, ну и все прочее, что было на ней в тот день. Странно, Кристина почему-то не ощущала сейчас ни холода, ни тепла. То ли после сна, то ли от побочного действия какого-то препарата. Вокруг стояла тишина, ни одного шороха, если не считать шелест воды туалетов. Кристина подошла к тридцатому кабинету, и, собираясь войти, схватила дверную ручку. Дверь не открылась…. Кристина дернула сильнее, но это ни чего не изменило. Тогда, она рванула ручку так, что, у ее основания что-то хрустнуло и дверь издала страшный грохот. И от этого тоже толку не было никакого – без ключа замок не открыть! Внутри, похоже, ни кого нет. Сколько Кристина не стучала, не скреблась и не дергала дверь, ни кто за ее пределами ни как не реагировал, как будто уснул там или умер.
«Что ж мне стекло бить теперь?» - с досадой подумала Кристина.
В надежде она еще несколько раз постучалась. Ей так же никто не открывал. Без одежды идти под октябрьским ливнем - практически самоубийство! Кристина это понимала, и решила поискать в здании кого-нибудь, кто бы открыл ей этот несчастный кабинет.

Несколько раз она кричала в тишину «Эй! Есть кто-нибудь здесь?». Тишина ей отвечала только эхом. Ни за одной мертвецки закрытой дверью не было ни души. Но, если сейчас ночь, и все люди спят у себя дома, кто-то, хоть даже сторож, должен быть здесь! Кристина не знала, где она сейчас точно находится. Если судить логически – где-то в больнице, но правильна ли такая логика?

В другом конце коридора виднелся спуск на нижние этажи. Лестницы освещал уличный фонарь. Его свет проникал через частые небольшие окна. Когда Кристина спустилась на предыдущий этаж, ее так же встретила пустота, тишина и шелест воды в трубах. Предыдущий этаж, казалось, ни чем не отличался от этого. Точно такой же: множество дверей вдоль длинного темного коридора, а в конце яркий свет, исходящий от лампы за матовым стеклом двери.
«Ну, здесь-то просто обязан кто-то быть!» - подумала Кристина, и чуть ли не побежала в сторону света. Не терпелось ей скорее одеться и уйти из этого жуткого пустого здания.

Как ни странно, повторился тот же грустный анекдот – Кристина дергала закрытую дверь, и ни кто не собирался ей ее открывать. К тому же, почему-то номер кабинета был тоже тридцатым. Кристина точно помнила, что спустилась на этаж ниже, ей не могло это ни как примерещиться! Руки заныли от многочисленных усилий. Но, Кристина отчаиваться не собиралась. Что такого? Перепутали просто и прибили не тот номер над дверью. В мистику Кристина не верила, и верить не собиралась. Вместо этого она снова вернулась к лестнице, и спустилась еще на этаж ниже. Что ж вы думаете? Снова та же картина с пустым коридором и желтым светом в его конце. Самое сильное недоумение нашло на Кристину в тот момент, когда она снова увидела золотистые цифры три и ноль над закрытой дверью. Надо отметить, что они точно так же криво прибиты, как будто специально, так же как на том этаже и на предыдущем и на всех!
«Это наверно тоже побочный эффект» - сами собой пришли мысли в голову. Ну, а что здесь можно было еще подумать? Если это был сон, Кристина давно бы проснулась от недоумения.
Следующий нижний этаж снова повторился. И тот, что был за ним. И следующий тоже. Кристина думала, что вообще бессмысленно так бродить, пока она не придет в себя после вакцины и сна. Она делала это больше ради интереса, до тех пор, пока не устала идти. Усталость пришла как-то резко и неожиданно. Тогда Кристина вошла в новообразовавшийся одинаковый коридор и остановилась. Неизвестно, когда пройдут ее галлюцинации, и наверно лучше их переждать спокойно. Можно посидеть где-нибудь.
«Но где?» - спросила Кристина себя, и оглядела пустой и мрачный коридор. Открытой дверью оказался лишь вход в туалет. Кристина заглянула туда, и тут же омерзительный запах заставил ее отдернуться и закрыть дверь обратно. Еще была комната со стулом и раковиной. Сколько Кристина не искала ее, - найти не получалось ни в какую. То ли дверь захлопнулась, то ли исчезла из-за галлюцинаций…. Кристина по нескольку раз прошлась по коридору. Осмотрела каждую дверь очень внимательно, и той самой, конечно же, не нашла. Кристина знала и помнила, что в тот, первый раз вышла из третьего по счету кабинета от светящейся двери номер тридцать. Сейчас, конечно же, он был наглухо закрыт, уподобившись остальным. Кристина не слишком расстроилась, ибо в комнате со стулом и раковиной наверняка все еще воняло той коричневой дрянью неизвестного происхождения. Даже здесь, в коридоре слегка чувствовался этот запах. Он подло преследовал Кристину, а она тем временем стояла, прижавшись спиной к стене, и ждала. Прошли минуты, десятки минут, может сотни. Вода шелестела. Прислушиваясь, Кристина заметила существование тихого звука дождя и улицы. Ей было скучно и печально, потому что галлюцинации тянулись уже предельно долгое время. Различала их Кристина по номерам кабинетов - над всеми дверьми, кроме тридцатого, висела одна и та же цифра восемь. Множество одинаковых восьмерок, шум воды в трубах, дождь и время.
«Может, надо мной шутят?» - подумала вдруг Кристина, - «Может это какой-то дом для издевательств над людьми?? А сейчас вот возьму и проверю кое-что!»
Она быстро оторвала кусок белой ткани от своего халата, и направилась к середине коридора. Там Кристина бросила лоскуток, так, чтобы его было видно с лестницы, и пошла снова к нижним этажам.
Лестница показалась длиннее, чем в прошлый раз. Кристина волновалась, торопилась, вот последние две ступеньки, и все. Лоскутка не было! Как и того коридора с тридцатым кабинетом в конце. Кристина радовалась и не верила счастью. Этаж изменился! Появился новый, совершенно черный коридор, конец которого утоп в непрозрачной тьме. Эта чернота завораживала Кристину, что-то крылось там, вдалеке, внутри. Что-то такое, чего нельзя разглядеть просто так, во что сложно поверить, что-то тяжелое и сложное…. И тут вдруг сердце девушки в халате полетело к пяткам. В ее глазах отразились две красные яркие точки. То, что возникло из темноты описать невозможно, но я уверенно скажу, что этого боится любой, даже ненормальный человек. Кристина бежала так, что вот-вот могла упасть или подвернуть ногу на ступенях. Она была уверена, что там, в черноте вспыхнули два очень маленьких и быстро растущих огонька, красные, подобные двум хищным глазам. Она пыталась выкинуть их из головы, и даже не заметила, как уже оказалась на первом этаже, таком же темном. Везде ей мерещилась эта страшная картина, и на настенных календарях и в заброшенном вестибюле и в зеркальном потолке. Кристина хотела найти хоть какую-нибудь одежду поблизости, хотя бы старую драную куртку, забытую кем-то, но ни чего не было. Вешалки вестибюля покрывала давняя пыль.
«Боже, какой ужас!» - сказала Кристина вслух, и тут же раздался грохот откуда-то сверху. Как будто по лестнице катилось что-то большое и тяжелое. Кристина разглядела несколько черных прямоугольников - дверей, и побежала к одной, спасаясь от страха и возможной опасности. Грохотом являлось быстрое приближение кого-то, или чего-то, спускающегося с лестницы. Если этот звук издавало живое существо, - настроено оно было очень агрессивно, либо его терзал страх и бешенство. Сквозь грохот промелькивали обрывки хриплого крика. Либо скрежет чего-то, в любом случае Кристину это интересовало меньше всего, и она очень быстро оказалась на улице. Кристина не увидела того, как нечто достигло первого этажа. Но, дверь податливо завибрировала от сильного удара и судорожно заскрипела.
«Тридцать….» - встало колом в голове Кристины. Она несколько раз повторила это вслух. Таким жалким она стала существом: одинокая, мокрая, застывшая на месте от ужаса посреди непроглядной ночи, холодного синеватого света фонаря и беспощадно льющего дождя. «Тридцать» - это число, которое ей примерещилось в черном коридоре. Цифры возникли в конце коридора, в его черном конце, будто бы загорелись над дверью, которую невозможно разглядеть. Они вспыхнули в темноте ярко красным пламенем и напугали Кристину. Они начали приближаться к ней, как странные кривые глаза, как неизвестная опасная энергия, вырвавшаяся на свободу. Кристина не думала раньше, что цифры могут быть так страшны, что они могут преследовать. Только с какой целью и зачем? Они напугали Кристину даже больше чем последовавший далее неизвестный грохот со стороны лестницы. Теперь Кристина понимала, почему некоторые сумасшедшие начинают орать в паническом ужасе, когда видят какие-то галлюцинации. Они могут видеть и более страшные вещи….

Здание оказалось невысокое, всего три этажа. На его стене из светло серого кирпича болталась на одном гвозде железная табличка. На ней четко виднелась надпись, так четко, что перечитывать ее смысла не было: «Психиатрическая клиника».
«Я туда не вернусь….» - твердо решила Кристина. Она считала, что лучше уж умереть от сильной простуды, чем от страха.
Ситуация складывалась очень печальная. Кристина помнила, что психушка города находилась за городом, в окружении небольшого соснового бора. Сейчас этот бор растворился где-то там, далеко, за пределами света и железной решетки-ограды. Однажды сверкнула молния и на долю секунды Кристина увидела его черные кривые и далекие очертания. За ним должно быть шоссе, ведущее в город. Для начала нужно было как-то добраться дотуда, а что там, уже решится по ходу дела.
Кристина была уже полностью, до костей мокрая, ее волосы прилипли к голове и стали похожи на мокрые перья курицы. В пластиковых тапках набрались лужицы. Но, Кристина все еще не чувствовала холод, и была этим даже немного довольна.


невиновность ничего не доказывает
 
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:19 | Сообщение # 3
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
Глава 3.

Дождь громко молотил по жестяным крышам, булькал в лужах, глухо бил землю, растекался всюду и пропитал собой воздух. Мокрый запах холода и впитавшейся воды. Промокла трава, провода, промок мусор и кирпичные стены. Фонарь тоже промок, но это ни чего не меняло, - он все равно светил так же ярко, как и в сухое время тьмы.
Кристина брела по узкой асфальтной дорожке и искала ворота, потому что лезть через ограждение ей не хотелось, и как-то сил не было. На воротах висел старый проржавевший замок. Кристина сломала его, и ворота открылись. Мокрая ржавчина раскрошилась, как мягкое печенье. Решетчатое ограждение зашелестело. Кристина вышла наружу, в темноту, к подножию широкой, вечной поляны.
«Ничего…» - успокаивала Кристина себя, - «Пройду поляну, а там уже шоссе. Кто-нибудь меня там подбросит до дома. Или галлюцинации эти кончатся! Должен же им быть конец. Они точно пройдут, и тогда все снова станет так, как прежде. Я ведь не псих, чтобы постоянно жить в бреду!»
Слабо помогали эти мысли. От них масштаб черного бездушного поля не уменьшался. Вот она настоящая картина перед глазами, неважно, иллюзорная или реальная. Небо, дождь, далекое черное пятно – роща, дорога и поле. Огромная равнина, покрытая зарослями, камнями и мусором, и ее нужно преодолеть. Дорога давно заросла травой и смешалась с полем, пешком по ней идти будет трудно. Кристину, скорее всего, привезли сюда на машине или автобусе. Колеса легко проедут по этой грязи и траве. Но, Кристину мало что смущало в таком состоянии, и потому, она уже шла к своей цели. Шла долго и упорно, не совсем осознавая свое действие. Полусухая трава царапала ее ноги, а грязь, действуя на нервы, срывала пластиковые тапки. Сквозь рощу виднелись микроскопические далекие столбы с проводами и ровная линия возвышенности, очень напоминающая шоссе. Кристина с надеждой смотрела в ее сторону, ожидая хотя бы один огонек фар машины. Но, кроме пустого горизонта и сильного ветра там пока ни чего не было. В бесформенной и пестрой траве редко лежали обломки старых автомобилей и деревянные сломанные ящики. Вода молотила по ним особенно громко. На небе изредка сверкали тусклые молнии. Где-то там, за десятками километров гремит гром, и наверняка ливень хлещет еще безжалостнее.

Однажды Кристина так увязла ногой в мокрой глине, что потеряла равновесие и плюхнулась на землю. Еще и больно ударилась об какой-то торчащий острый камень. Лицо беспощадно исцарапали засохшие сорняки. Кристина встала с трудом, и кое-как выдернула из грязи тапок. И снова упала. В момент этого, второго падения она вдруг заметила какой-то блеск, мелькающий между сухими черными зарослями…
Поднявшись, Кристина огляделась по сторонам, пытаясь обнаружить источник блеска.
«Опять галлюцинации» - пришли в ее ушибленную голову страшные мысли
Это могли быть снова те цифры, однако теперь они стали ярче, и поменяли цвет с красного на белый. Позади горел фонарь, и оставалось на своем месте здание психиатрической клиники. На верхнем его этаже зловеще светилось зеленоватое окно тридцатого кабинета, пугающее Кристину, и заставляющее идти дальше. Дальше опять это черное, колючее и скользкое поле. В любого человека оно бы вселило отчаянье, любого бы погрузило в грязь и хаос, засосало бы как глиняное болото. Дорога тянулась, повторялась. Сухие репьи, тысячелистники, полынь, конский щавель, просто трава, с приятным, но грустным запахом. И камни, вымытые водой, разноцветные, разной формы. Роща – нечто непостижимое и несуществующее, как будто еще одна иллюзия. Кристина боялась снова упасть и увидеть блеск, потому шла очень осторожно, и не торопясь. Ни один жалкий автомобиль так и не проехал за все длинное время. Видимо, ни какого шоссе не было, просто возвышенность и следующая равнина. Странно, что здание больницы стояло так далеко от дороги. Но, это было не так странно, как то, на что вскоре Кристина неожиданно наткнулась. Дорога вдруг закончилась тупиком, состоящим из непроницаемого барьера сухих репейников и травы. Видимо, транспорт вынужден был взлетать в этом месте. Другого, более вразумительного вывода не находилось.
Кристина остановилась. Она не могла решиться идти дальше, сквозь заросли. Оглядевшись, она вдруг обнаружила столб, а на нем небольшая железная табличка с надписью и каким-то планом. Над табличкой еле заметно мерцала почти мертвая лампочка, возможно являющаяся тем самым источником блеска. Кристину больше всего потрясли содержание и смысл надписи:

«Психиатрическая клиника на данный момент перенесена в пункт номер сто тринадцать. Старое здание будет снесено в 2002 году из-за плохой экологической среды. 15 января здесь будут проведены раскопки поиск и извлечение залежей урана»

Чистейший бред! Сейчас был давным-давно уже год 2007. Здание психиатрической клиники стояло и выглядело цело. Мало того, там еще и горел свет, и, похоже, кто-то находился внутри, не обращая внимания на залежи урана. Да и вряд ли больных бы стали привозить в такое место, только если для того, чтобы убить их. Но, чем могла помешать кому-то Кристина, всем ведь было на нее плевать. Самый обычный человек, ни кому не интересно ее убивать, разве что маньяку. Но, какой же должен быть извращенец этот маньяк, чтобы убивать таким изощренным способом!? А может быть все намного проще. Врачи не знали, как на самом деле лечить вирус, и просто избавлялись от его источника.

Кристина вдруг сова заметила блеск. Он промелькнул где-то за пределами дороги, в зарослях. Будто бы кто-то светил ручным фонариком. Кристину охватили смешанные чувства, но любопытство взяло верх. Она осторожно приблизилась к высохшим репейникам и заглянула сквозь них. Примерно в метрах двадцати стояло нечто квадратное, размером с небольшой сарай или деревянный туалет. Над белой дверью бешено раскачивалась от ветра лампочка на длинном шнуре. Изредка она ярко загоралась, и моталась как гигантский светлячок. Удивительно, что Кристина раньше не заметила этой маленькой постройки. Неизвестно, что это могло быть, и на туалет или сарай оно походило лишь по размеру. Состояла постройка из металла и кирпича. Она чуть уходила в землю, и можно было предположить, что это вход в подземелье, может быть в канализацию, или что-то еще. Кристина решила подойти поближе. Возможно, там внутри могли быть люди, которые помогут ей. Кто-то же зажег эту лампу, может быть тот же сторож из больницы, пошел что-нибудь проверить. Конечно, устрашающий вид давала эта брыкающаяся лампочка, но возвращаться обратно Кристине хотелось меньше всего. Там, в сумасшедшем доме, полном аномалии, ей казалось, находиться куда страшнее.

Пока Кристина добиралась, гроза приблизилась, и уже над головой сверкали молнии, освещая все вокруг подобно дневному солнцу. Гром тряс небеса и пугал своим неожиданным мощным появлением. Молнии вырисовывали узоры в тучах, а иногда и чьи-то странные лица, на которые неприятно смотреть. Дождь пока не менял своей интенсивности.
Кристина, не обращая внимания на порезы и рвущийся халат, пробиралась, как в джунглях. Некоторые высохшие стебли выросли до размера небольшого дерева, создавая собой самые тяжелые препятствия, еще и с множеством цепких колючек и веток. Кристина, вся в царапинах и репьях, не верила глазам, оказавшись наконец-то у дверей маленькой темной постройки. А дверь стояла здесь совершенно неуместная, будто бы в больнице лишняя осталась после ремонта. Кристина чувствовала собственные мурашки, заметив над ней цифры. Висели они там и вспыхивали, когда лампа неожиданно загоралась. Число «31» из пластикового золота, оно дважды поблестело от яркой молнии. И ручка такая же, чистая, блестящая, видимо дверь поставили недавно. Когда гром в очередной раз угрожающе начал взрываться, Кристина поспешно и необдуманно вошла в неизвестность. Открыла эту белую дверь, сделала несколько шагов, и вошла в такую черноту, какая редко где бывает вообще, разве что в глазах слепого. И тут же Кристина потерялась. Дверь сзади благополучно закрылась. Кристина искала ее на ощупь, но не нашла, видимо успела далеко отойти. Пол под ногами состоял из подозрительно-прогибающегося дерева. Что-то шуршало вокруг, то ли крысы, то ли капли, просачивающиеся сквозь стены.
Сделав еще несколько шагов, Кристина вдруг уперлась ладонями в пыльную стену, с которой тут же хлынула старая штукатурка. Под ногами мешался какой-то бортик и Кристина, отодвинув его ногой, вдруг ощутила, что начинает терять равновесие и куда-то проваливаться. Сначала она быстро поехала вертикально вниз. Нога ее провалилась в дыру, а вот что было дальше описать сложно. Хаотичные быстрые удары обо что-то твердое, с каждым разом усиливающиеся. Твердость безжалостно сдирала кожу, и пыталась раздробить кости. Кристина чувствовала, что на земле она будет лежать с переломанными костями. Если, конечно, долетит до земли живой.
«Я лечу в ад…» - думала она, - « И если я не сломаю шею здесь, мне сломает ее там какой-нибудь черт….»
И тут Кристина обнаружила, что уже не падает, а лежит на полу. Как она сразу не почувствовала, что уже достигла дна? Невозможно ведь рассуждать, если тебе постоянно долбят по голове камнем. Хотя, последние удары слабо чувствовались, скорее всего, из-за шока. Кристина боялась шевелиться и открывать глаза. Она извалялась в пыли, как рыба в муке, и наверно на человека стала походить еще меньше.
Кристина не ожидала того, что у нее получится встать, и даже увидеть что-то. Сначала в глазах было мутно, и различила Кристина только коричневатое пятно. Но, дальше, вдруг самочувствие ее начало необъяснимо улучшаться. Будто все эти удары, боль, царапины – все заживало. Или было иллюзией, очень правдоподобной. Кристина находилась в помещении, судя по всему давным-давно не обитаемом. Приходили сомнения насчет того, что здесь вообще кто-то когда-то присутствовал. На полу пыль, песок, паутина, все смещалось, и превратилось в ровный мягкий грунт. Все помещение было простой прямоугольной формы. Потолок достаточно высокий и весь черный от количества труб и коррозии. В общем, впечатление от этого места сложилось тесное, и клаустрофобичное. И свет здесь неприятный – мертвецки тусклый, аж глазам больно смотреть на него. Штукатурка осыпается от одного дыхания, стены и в некоторых местах потолок весь пушистый от нее. Прямо напротив Кристины – дверь. Ржавая, в толстой решетке, но без замка. Стало быть, можно зайти и узнать что там. Какая она там, эта новая неизвестность. На данный момент известно было лишь то, что здесь страшновато, слишком тихо, воняет трубами, старьем и сыростью, совсем как в подвале древнего дома. Но, зачем идти дальше? Кристина не знала сама. Просто она считала это лучшим выходом, чем просто стоять и ждать на месте непонятно чего. Она подобрала, надела пластиковые тапки, слетевшие с ног, и пошла, чуть прихрамывая от многочисленных ушибов. Они проходили, только очень медленно….


невиновность ничего не доказывает
 
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:20 | Сообщение # 4
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
Глава 4.

Дверь не скрипела, она мерзко вибрировала от ржавчины, и открыть ее оказалось не просто. Дальше, за ней в полумраке открылся спуск вниз - старая бетонная лестница. В самом низу она уходила в полную тьму. И как специально, на стене поблескивал пыльный выключатель. Кристина нажала его кнопку, и увидела впереди неожиданно длинный путь. На низком потолке загорелись редкие и очень тусклые лампы, освещающие собой небольшие участки пыльного пространства. Впереди распростерся тоннель с белыми известковыми стенами, и конец его утоп где-то далеко, за пределами света и видимости. Кристина спустилась с последней ступени и вошла. Ее тапки издали контрастный, по сравнению с постоянной тишиной подземелья, шорох, и он напугал какое-то животное. Кристина подскочила от неожиданности, когда эта маленькая очень шустрая тварь, с грохотом в ужасе бросилась бежать, и быстро исчезла. По размеру явно кошка или кролик. Как только животное попало сюда? Скорее всего, Кристина вошла в это место не с «парадного» входа.
Тоннель был пустой и одинаковый. Кристина вслушивалась в его глухую тишину и осторожно пробиралась вперед, чуть не задевая головой лампочки. Большинство их не горело и болталось просто так. Перегорели от времени и некому их сменить. Стены и потолок сначала показались Кристине слишком узкими и тесными, но со временем она привыкла и перестала обращать на это внимание.
Ни что не менялось в течении десяти минут ходьбы. Кристина иногда останавливалась, ей казалось, что она слышит чей-то тихий плач где-то за стенами. Он мерещился ей в шуме ее же собственных шагов. Так же она слышала тихие разговоры, какой-то хор и чьи-то далекие ленивые шаги. Не удивительно, ведь чего только не случится с человеком при таком длительном и странном одиночестве. Кристина, опечалившись, это понимала.
«Раз шаг, два шаг, три шаг…» - повторяла она мысленно, - «Ни конца ни края, - вечность! Вот она как выглядит…Вечное подземелье с вечными лампочками. Интересно, сколько они потребляют электричества за день? И кто его оплачивает? Конечно, впрочем, какая мне разница…»
Хор голосов что-то отвечал и договаривал, но Кристина не желала их слушать. Вскоре ей стало окончательно грустно и страшно. Ни кого здесь не было, как и там наверху, и как в больнице. Только разве что тот, кто так заразительно всхлипывает и рыдает. Наверно, это дождевая вода. Странно, что Кристина слышит ее, только когда сама издает звуки.
«Сколько я уже иду?» - вдруг спросила себя Кристина и оглянулась назад. Там, в пылевом тумане горела целая гирлянда ламп, освещающих путь. Этот пустой страшный тоннель, застыл на веки как сухой скелет. Он создавал впечатление вечности и смерти. Такой вечности, которая ни когда не кончалась и не начиналась, по которой идти мало смысла.
Дальше Кристина шла медленно, устало и безразлично, опустив голову и разглядывая все, что попадается под ногами. Песок и обломки штукатурки – все, что там было. Еще Кристина смотрела на свои голые бледные ноги, торчащие из под грязного рваного халата. Она считала на них пугающе частые царапины от сорняков и падения. Кристина не сразу заметила те изменения в интерьере, которые вскоре появились. Если конечно эти внутренности подземелья вообще можно назвать этим словом, «интерьер». В стене показался черный дверной проем, без двери, ведущий куда-то еще. Кристина почему-то испугалась его вида. Интуиция ей подсказывала, что туда лучше не ходить. Оттуда шел неприятный резкий запах гниения, валил еле заметный пар, и что-то шипело. Может быть, трубу там где-то прорвало, и хлещет кипяток, варящий любое, что под него попадется. Особенно охотно он варит, должно быть, людей, запутавшихся в темноте.
Кристина пошла дальше. Она видела впереди какое-то большое пятно краски, и решила посмотреть на него поближе из необъяснимого тупого детского любопытства. Приближаясь, пятно приобретало какое-то пугающее очертание. Сначала оно напоминало варенье. Но, когда пятно предстало прямо перпендикулярно взгляду Кристины, стало понятно, это – засохшая старая кровь. Такое здоровенное кровавое пятно, в один момент когда-то плеснувшее стену и широко разбрызгавшееся. Диаметр его наверно сантиметров пятьдесят, или больше! Кристина вспомнила о своей вере в Бога, и начала мечтать о том, чтобы у нее получилось в один момент бесследно выкинуть из головы эту страшную брутальную неожиданность. Она уже намного быстрее, чем прежде, шла дальше и не оглядывалась. И даже боялась возможности оглянуться.
От пятна по стене тянулась тонкая дорожка, никак не кончающаяся, как будто специально, чтобы нагнать больше страха на Кристину. А спустя всего несколько минут со стен уже смотрели еще два подобных пятна крови. Появились длинные подтеки и множество мелких пятен. Стены покрылись кровавой крапинкой.
«Это все не по настоящему» - почти вслух уверяла себя Кристина, - «Скоро это закончится, просто я сама себя пугаю и все….»
Стены теперь стали больше коричневато бардовые, чем белые. Некоторые пятна выглядели так, будто образовались после того, как об стену что-то с силой разбили. Нечто размером с половину человека. Кристина чувствовала дрожь, и старалась изо всех сил не поддаваться страху. Чей-то иллюзорный плач стал еще страшнее и печальнее в новой кровавой атмосфере. Видимо, подвал был связан с многочисленными убийствами….
На полу и потолке тоже растеклась и засохла кровь. Она пропитала все щели и трещины. Кристина старалась обходить кровь и не наступать на нее.
Стены начали сужаться, а потолок становился выше. Пыли уже почти не было. Пятна охватили весь тоннель, украсили его когда-то белую штукатурку контрастным уродливым узором. Каждое пятно крови потрясало Кристину своей агрессивной формой, некоторые очень напоминали формой следы человеческих частей тела.
Через некоторое время тоннель свернул налево, и там продолжился в уже зеленоватом мраке полумертвого света. И здесь всюду была кровь. Она зияла с пола до потолка решетчатыми полосами и пятнами разного диаметра и формы, с засохшими кусками чего-то. Здесь тоннель снова делился. Появилось еще несколько черных проходов то ли в комнаты, то ли в параллельные тоннели. Однажды уже встречался похожий параллельный тоннель, но Кристина не рискнула в него войти. Он появился еще до пятнистой территории.
Чуть глубже, на стенах, полу и потолке кровь смешалась с черными пятнами какой-то грязи или следами пожара. Коридоры почернели, приобрели обугленный оттенок, лишь изредка пестря белыми и кровавыми пятнами. Кристина начинала верить в существование ада. Кроме черноты, на стенах возникли какие-то частые светлые царапины и надписи. Где-то вдалеке возник тихий звук. Шелест воды и какое-то низкое зловещее гудение.
«Чем больше я буду бояться, тем страшнее все будет становиться» - говорила Кристина самой себе, и боялась все равно. Потому что, только что вдруг она отчетливо услышала далекие шаги. Кто-то преследовал, и кто это был, знать не хотелось.
«Галюны!» - дрожа, повторяла Кристина, бегая взглядом по изрисованным стенам. Неизвестная руку мистическим образом очень много раз выцарапала число 30 на обугленной штукатурке. Шаги притихли, но это не успокаивало. Кристина понимала теперь, что она здесь не одинока, и возможно скоро оставит еще одно пятно собственной крови, составляя компанию уже мертвым людям.
На полу стали встречаться какие-то обломки мебели и старый хлам вроде щеток для чистки обуви и ржавых ножниц. Количество проходов увеличилось и размножилось в несколько раз. В других тоннелях, где встречался свет, тоже существовало немало ходов и разветвлений. В некоторых разбегались от страха такие же быстрые черные животные. Кристине мерещилось в самых темных дырах что-то большое и черное. Гигантская черная масса, медленно раскачивающаяся непонятно зачем.
Итак, в один прекрасный момент, Кристина оказалась в конце тоннеля. Конец – это просто стена, низкий потолок и трубы, врезающиеся в него. Это место возникло неожиданно, за поворотом, и Кристина растерянно там остановилась. Она видела четыре пути дальше. Четыре неизвестно куда ведущих прохода, один из которых стоило выбрать.
И тут случилась неожиданность. Кристина прижалась к стене и перестала дышать. Кто-то шел, наполовину волоча ноги по полу, прямо за углом. До слуха Кристины доносилось его тяжелое неторопливое сопение. Вот-вот его нога ступит еще ближе. Через несколько секунд появится его незаметная на черной стене тень. Кристина, потеряв от страха осторожность и здравомыслие, быстро схватила какой-то кусок ржавой трубы, как орудие самозащиты. Тут же показалась тень. Кривая, принадлежащая какому-то очень уродливому, низкому человеку, со странными толстыми отростками на лице, дрябло свисающими вниз. Тень застыла, и нечто прислушалось. Кристина, не выдержав ужаса, мгновенным прыжком миновала один из проходов и оказалась внутри какой-то мрачной комнатушки. Тут же несчастная девушка, не бросая трубы, прижалась к стене, и замерла. Хозяин тени либо не шевелился, либо очень тихо прокрадывался. Так тихо, что далекий шелест воды приглушал его шаги. Кристина сжала в руках свое орудие самозащиты и приготовилась нанести удар по уродливой голове. Главное в такой ситуации не бояться внешности чудовища, какая бы она там ни была. Конечно же, воображение Кристины рисовало самые ужасные образы, какие только могло составить. А, на самом же деле, открою тайну: внешность урода несла в себе ужаса намного больше.
Существо снова засопело и затопталось на месте. В конце-концов, страшно шаркая ногами, оно удалилось обратно. Кристина все еще жалась у стены. Ржавую трубу она не собиралась выбрасывать и чувствовала в ней предмет спасения.

Со стены небольшой, удивительно чистой, по сравнению с прошлым тоннелем, комнаты светила очередная голая лампочка, такая же пыльная и тусклая, как остальные. Чуть левее темнел узкий длинный ход, ведущий куда-то дальше. Кристина направилась туда, ведь в ее несчастных мыслях все еще теплилась маленькая надежда на то, что отсюда есть выход. И он обязательно когда-нибудь появится.
Прямо под лампочкой кто-то углем начертил число 30. Кристину уже мало это пугало, страх перед такой глупостью был в прошлом, после недавней встречи с уродливой тенью. Но, встреча оказалась далеко не последняя. Кристина вдруг остановилась, испуганно смотря себе под ноги. По полу ползла мерзкая многоногая тварь, какое-то большое насекомое. Кристина чуть не выронила трубу, потому что тварь была еще и яркого, просто режущего глаза, синего цвета. Будто пластиковая. А дальше – хуже. По стене плелась крылатая дрянь вроде мухи еще большего размера и ярко-малинового цвета. Кристина в ужасе повернулась к потолку – там сидело еще одно насекомое, синее, по размеру и форме напоминающее скорпиона. Из какой-то щели вдруг выскочила розовая тварь и бросилась прямо в сторону ноги Кристины. Не растерявшись, девушка сделала меткий удар и раздавила насекомое. От громкого звука остальные мерзкие существа так же засуетились. Они бегали удивительно быстро, как тараканы, и Кристина не могла по ним попасть. По потолку расползались малиновые сороконожки. Иногда они падали, спрыгивали вниз, пролетая всего в нескольких сантиметрах от головы. Кристина решила бежать. Она перепрыгнула суетящееся месиво гадов и попала в тот самый узкий проем. Ее тапки издавали громкие стуки, явно привлекающие внимание цветных тварей. Впереди было темно, и Кристина не знала, куда она бежит. Твари были везде, и особенно чувствовались под ногами. Хрустяще раздавливаясь, они омерзительно выбрызгивали свои холодные внутренности. Некоторые насекомые, самые здоровые, чуть-чуть горели в темноте.
Кристина увидела неяркий свет выхода, и выскочила туда, оказавшись снова в тесноватом тоннеле с черными выжженными стенами. Эти стены так же изобиловали многочисленными пятнами крови и непонятными надписями.
«Притон маньяков и психов…» - подумала Кристина, и остановилась. Насекомые больше ее не преследовали. Они остались сидеть у темного прохода, и почему-то потом попрятались обратно. Тяжело дыша, Кристина огляделась. Далеко в правой стороне тоннеля был виден конец, в стене которого чернел вход. В левой стороне путь тянулся бесконечностью. Уже знакомое зрелище….
Кристина пыталась взять себя в руки и успокоиться.
«Ладно…» - начала рассуждать она, - «Я здесь застряла. Но, где-то есть выход, потому, что если кто-то живет здесь, он хоть изредка выходит на поверхность. Господи, обязательно обращусь в милицию, когда от сюда выберусь, сколько же здесь крови! Кто-то тут, может больной лучевой болезнью и спятивший от этого, ходит и пишет на стенах. И пожары здесь устраивал, откуда только крови столько?» - глаза Кристины, темные во мраке, наполнились застывшим ужасом. Она почувствовала вдруг странное, немного глупое и очень страшное совпадение: больница пуста, окрестности тоже, есть только какой-то урод и великое множество крови. Он мог всех убить! Это мог быть мутировавший человек, превратившийся в нечто неестественно сильное и живучее. Он стал агрессивным и тупым, мозг его наполовину разложился, тварь горела желанием убить все человечество. Он был единственным, кто выдержал лучевую болезнь и выжил…. Такая сложилась у Кристины точка зрения. Интересная, и вполне логичная, но не правильная.
Вдруг несколько лампочек погасло. Тоннель и без того темный, теперь стал еще темнее. Как ни странно, лампочки выключились прямо над Кристиной. Где-то рядом зажегся странный желтоватый свет. Кристина настороженно огляделась. Ее взгляд беспорядочно пробежался по стенам, по надписям, по кровяным пятнам. Взгляд обошел проходы в другие тоннели и комнаты, и остановился на одном из них. Свет однозначно исходил оттуда. Там, к великому ужасу и неожиданности, в воздухе, на треть прячась за стеной, зависло нечто, идеально круглое и яркое. Это было совсем рядом, практически напротив Кристины. Это явление заставило Кристину часто и громко дышать, оно прижало ее к стене, и даже заставило издать истошный отчаянный крик, нарушивший покой всего подземелья. Прямо в глаза Кристины смотрели другие глаза, мизерные, и такие яростные, что вот-вот вылезут из орбит. В воздухе висел идеально ровный светящийся круг ярко желтого цвета, размером с большую тарелку, а на нем ужасное уродливое лицо. На лбу еще и бесовские загнутые рога! Кристина изо всех сил швырнула в ту сторону обломок трубы, и бросилась бежать направо, в сторону черного выхода. Труба легко пролетела сквозь яркую морду, как сквозь воздух. Мимо Кристины мелькнули проходы с еще несколькими похожими круглыми демонами. Кристина не думала, что галлюцинации так скоро ее настигнут. А что, если это не галлюцинации? Как они смотрели, сколько агрессии в этих мизерных красных глазах! Они – определенно живые!
Кристина чуть не плакала от ужаса, стараясь бежать быстрее. Она снова вскрикнула, и хотела закрыть лицо руками, потому что там, в конце коридора, в проходе и темноте выплыли Они, те же самые огненно красные цифры три и один. Выключилось еще несколько лампочек, и цифры стали ярче. Они зависли в воздухе и ждали, пока Кристина приблизится к ним. Но, она в то время остановилась в смятении, и не хотела бежать ни туда, ни обратно. Слышался тот самый плач, только теперь он стал громкий, четкий и оставлял эхо. Раздавался он сверху, сквозь потолок. Внутри стен что-то застучало, где-то лопнула труба, издав громкий звук, заставивший Кристину подпрыгнуть. Желтые морды пропали, но это не радовало, - вместо них появился кто-то другой. Кристина оглянулась назад и увидела вдали, в гуще пылевого тумана какую-то широкую черную тушу, очень быстро приближающуюся. Впереди все еще висело красное «30». И Кристина выбрала его сторону – бесформенная туша выглядела более устрашающе, она была огромна, высотой и шириной метра два. Она кое-как помещалась в узких стенах, и сметала за собой все. Снова высунулась желтая круглая морда, буквально в нескольких сантиметрах. Кристина уже бежала. Она не обращала внимания на страшные толпы черной живой массы, на громкий плач и странный громкий хор. И на полностью исчезнувший свет она тоже не обратила внимания, обезумев от страха. Теперь она бежала в никуда и в ничто, по ни чему и сама как будто тоже была никем. Она не видела ни себя, ни чудовищ, ни цифр, вообще ни чего. Во всем пространстве растянулась бесконечная и бесформенная чернота. От прошлого тоннеля остался только этот громкий плач, принадлежащий непонятно кому. Кристина думала, что вошла в смерть. Или в ад. Вот он, какой на самом деле: бежишь все время, либо просто чувствуешь, как твои ноги быстро переставляются, слышишь чье-то жалостливое рыдание, и еще и при этом веришь в то, что что-то еще здесь, в бесформенном пространстве, существует и спасет тебя.
Кристина бежала очень долго. Ни когда в жизни она не бежала в течении столь длительного времени. Потом она так устала, что решила остановиться и отдохнуть. Остановилась где-то и тут же свалилась на пол в бессилии. Ей уже все безразлично, пусть ее кто-то поймает и нарисует ее кровью на стене пятно. Все равно нечего тут не поделаешь, разве что послушаешь чей-то плач….


невиновность ничего не доказывает
 
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:22 | Сообщение # 5
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
Глава 5.

Кристина вдруг обнаружила собственное пробуждение. Каким образом она заснула или потеряла сознание, из памяти стерлось безвозвратно. Сейчас она лежала на холодном полу, ее окружал синеватый мрак и грязные черные стены. Просто грязные, и нуждающиеся в ремонте, без крови и надписей. Кристина начала вставать, и тут почувствовала, будто в голень ее правой ноги врезается лезвие ножа. При новых попытках того же самого движения, нож этот втыкался новые разы.
«Ну вот, сломала ногу!» - подумала Кристина, - «Значит, весь этот ужас с насекомыми мутантом и кровью был мой сон. И что же тогда теперь? Куда я со сломанной ногой пойду? Наверх я выбраться не смогу это точно.»
Кристина схватила тонкую ржавую трубу, которая торчала рядом из стены, и начала подтягиваться. Второй рукой Кристина схватила трубу, находящуюся чуть выше, и таким образом, вскоре поднялась и встала. Оказалось, что если больную ногу не сгибать, вполне можно наступать на нее и медленно потихоньку идти, держась за трубы на стенах.
За углом горел зеленовато-синий свет, и Кристина со скоростью улитки направлялась именно к нему. Она начала чувствовать легкую прохладу, видимо ощущения температуры начали восстанавливаться.
Когда стена кончилась, кончился ее угол, Кристине открылась удивительно неожиданная картина:
Посреди черной стены широко распахнутая дверь, а в ней маленькая чистая комната, освещенная зеленоватой неоновой лампой. И комната чем-то очень напоминает маленькую палату в больнице, даже кровать есть с постельным бельем. Стоит кровать эта у стены, уютно так в углу, под громоздким настенным шкафом, в окружении чистого кафеля, деревянного стула и нескольких тумбочек.
Кристина с видом невинного потрепанного дитя протянула свободную от опоры руку, но до двери не дотягивалась. Значит, придется ей, бедняжке ползти внутрь по грязному полу, волоча за собой сломанную ногу. А не пришлось. Кто-то невидимый вдруг взял ее за руку.
- Давай-ка я тебе лучше помогу – сказал он, - Вряд ли сама доберешься.
Голос невидимки был какой-то обычный, ни чем не приметный, и принадлежал какому-то молодому человеку. Невидимый повел Кристину к кровати, придерживая от падения. Кристина не могла ни чего сказать, ей мешало собственное тяжелое дыхание и растерянность. В невидимке ощущалась теплота, или даже жар. Это создавало впечатление живости и реального существования какого-то человека рядом.
Усадив девушку на койку, невидимый человек пропал. Вернее, так казалось, на самом деле он сидел на стуле.
- Ты только не пугайся, - сказал он, - Я тебе помогу. Ты хоть знаешь, что случилось с тобой?
- Не понимаю…. – растерянно ответила Кристина.
- Это врачи тебя отравили. Ни какую не вакцину они ввели – ответил невидимка, - Хочешь, докажу?
- Стой, погоди – остановила его Кристина, - А это нормально, что я тебя не вижу?! Ты призрак?
- Нет! – ответил молодой человек, - Хотя, как ты так угадала? У меня ник такой, «призрак»!
- Просто угадала…. А имя есть у тебя? И ты можешь мне объяснить все еще раз, подробно и с самого начала.
Тут Кристина снова ощутила на своем плече прикосновение невидимки.
- Имя-то фиг с ним, - сказал он уже рядом с ее ухом, - Так и зови, Призрак. А объясню я тебе все чуть позже.
Глаза Кристины с подозрением забегали. Невидимка ненадолго скрылся из ощущений. Потом вдруг его рука неожиданно скользнула по ноге и бедру Кристины, прямо по больному месту. Мало того, он еще и начал сдирать с беспомощной девушки жалкий драный халатик.
- Извращенец!!! – протестовала Кристина, пытаясь сопротивляться.
- Да тихо ты, я не маньяк, дело в другом…. – пытался ее успокоить невидимка, - вон смотри, что там у тебя болит!
И Кристина не стала ждать, она сразу же посмотрела. А увидела она омерзительнейшую вещь:
Кожа колена и бедра опухла и покраснела до посинения от огромной иглы капельницы, воткнутой глубоко внутрь. Сама капельница представляла собой небольшую стеклянную банку со шкалой, резиновым микроскопическим насосом и шнуром. Шнур являлся трубкой, и оканчивался воткнутой в кожу иглой, просто какого-то пугающе титанического размера! Измученная кожа вокруг раны искривилась и покрылась сыпью. Насос через четкие промежутки времени подавал из банки в кровь бедренной артерии ярко малиновую прозрачную жидкость. По словам молодого человека, она являлась ядом с сильным психотропным воздействием. Крепилось приспособление к ноге с помощью нескольких белых резиновых ремешков и плотного сетчатого бандажа.
- Ни хрена себе! – Кристина обмерла от ужаса и удивления, - И сколько эта штука на мне провела времени???
- Представь себе, больше месяца! – ответил невидимка.
Кристина слегка дотронулась до иглы, и тут же ощутила такую резкую боль, что чуть не издала звук.
- Не трогай лучше, - предупредил голос невидимки, - Я сейчас ее вытащу.
Кристина испуганно наблюдала, как полотно бандажа рвется, чтобы невидимые руки могли добраться до шнура с иглой.
- Эй, а может не надо лучше? Ты точно знаешь, что делаешь, а? – с подозрением спросила она невидимого человека.
- Да, я уже вытворял подобное. – ответил он, - Больно не будет, не волнуйся.
Игла медленно поползла по покрасневшей коже, и из ранки вылезла маленькая капля крови. И действительно, боли Кристина не ощущала никакой, только отвращение, ужас и немного щекотки. Через минуту игла была вытащена уже наполовину.
- Знаешь, почему я тебе помогаю? – сказал невидимка, продолжая свое действие, - Я ведь мог, как любой другой бросить тебя там одну и не помочь.
- Ну и в чем же причина? – поинтересовалась Кристина.
- Да просто иначе, как бы сказать, ты ведь…э…. – молодой человек, казалось, подбирал более подходящие слова, - Короче, ты не отдала бы мне ключ.
- Ключ?
- Да, он у тебя, в кармане халата.
- Как это…? - Кристина и на самом деле нащупала в кармане маленький острый кусок металла, - Ну забирай его, мне он не нужен. Я не знаю даже откуда он у меня. Только объясни, пожалуйста, что случилось со мной?
- Долгая история – ответил невидимка, и, наконец, вынул иглу полностью.
Кристина вытащила ключ, и начала его разглядывать. Оказался он самым обыкновенным, железным, исцарапанным и, скорее всего, часто используемым всякими не очень чистыми руками. Нога, пропитанная ядом начала неметь. Кристина, оторвав взгляд от ключа, вдруг обнаружила уже зримую грубую мужскую руку на своей ноге. Рука теперь расстегивала ремни.
- Я может быть сама дальше, а? – нервно вмешалась Кристина, и увидела теперь уже не человека-невидимку, а Призрака из плоти и крови, молодого худощавого брюнета.
- Да, как скажешь – ответил он, и убрал руку.
Кристина быстро сорвала с себя капельницу, бросила ее рядом с собой на кровать и поспешно закрылась халатом.
- Ты что-нибудь помнишь? – спросил молодой человек, - Я имею в виду, что-то до того, как мы встретились.
- Помню, что проснулась на полу, здесь неподалеку. До этого мне снились сны, я их почему-то хорошо запомнила. Обычно сны я вообще не запоминаю, а тут вот так. Наверно потому, что они были такие страшные….
- А что конкретно в них было?
Тут Кристина снова обратила внимание на внешность Призрака. Его серые глаза всегда выглядели печальными, видимо из-за формы век и бровей. Прическа у него какая-то детская, подчеркивала его худощавость и хрупкость. И вправду какое-то привидение. Одежда так и болтается на нем, еще и такая черная, траурная, будто на похороны собрался. Сидит и ждет. Терпеливо, усердно, почему-то интересуют его эти ужасные сны.

- Мне снилось подземелье, а потом разноцветные жуки, и много крови… – беспорядочно, наконец, ответила Кристина. Я думала, что ни когда оттуда не выберусь!
- Это все, что ты помнишь? – удивились печальные глаза молодого человека.
- Еще я помню шаги. Там кто-то ходил, какой-то жирный урод. Там ведь было много радиации! Я видела табличку, а на ней говорилось, что рядом залежи урана, и вот наверно, то чудовище стало таким по этому….
- Ладно, понятно с ним. А что было еще раньше? Где ты видела табличку?
Кристина не понимала, зачем ему это нужно знать.
- До этого я упала, а еще раньше шла к шоссе, там и видела табличку. В самом начале я попала в психиатрическую больницу….
- В самом начале…э … чего? – поинтересовался Призрак.
И этот вопрос поставил в тупик Кристину.
- Ну, в начале сна, наверное. Я заснула в больнице….
Призрак слегка улыбнулся и откинулся на спинку стула.
- Вот в том то и дело, что началось все намного раньше – довольно сказал он – Ты шла к сестре на работу, но это уже было не совсем по настоящему. Кристина, скажи мне вот что. Ты ведь не знаешь, насколько твоя жизнь не иллюзорна, сколько тебе по-настоящему лет, и кто ты на самом деле?
Кристина с отвращением наблюдала, как жидкость капельницы розоватым пятном впитывается в простыню и матрац.
- То есть, ты хочешь сказать…. – Кристина снова повернулась к собеседнику, - Что моя жизнь – это неправда с самого начала? Хочешь сказать, что все мои воспоминания, включая сестру, маму с папой, личную жизнь, это просто сон и иллюзия?
- Ну, да – ответил Призрак, - Тебе, скорее всего этот яд почти всю жизнь кололи, и не давали проснуться. Ты вряд ли вспомнишь что-то из реальности, даже не пытайся. Знаешь, я наверно не буду тебе рассказывать кто ты на самом деле. Сама лучше пойми это и почувствуй. Так будет проще и для тебя и для меня.
Кристина в ужасе заметила что-то жадное в его выражении лица и позе. Его глаза, по первому впечатлению безжизненные и печальные, теперь нагло бегали по халату, местами просвечивающему и порванному. Кажется, все это было не просто так, и ключ был нужен Призраку лишь в последнюю очередь. Сейчас молодой человек безмолвно изучал Кристину похабным своим взглядом, и не чуть не волновало его то, как он выглядит в данный момент со стороны. Как-то странно он сидел, в еле заметном напряжении, нервно теребил собственные пальцы, не зная, куда из них деть избыток сил. Кристина занервничала, но не рисковала показывать это. Просто замерла с тем же ожидающим и усталым выражением лица. Такая получилась странная и напряженная минута молчания с неизвестным смыслом. В момент ее смутного окончания, Призрак неожиданно поднялся со стула и подошел к кровати.
- Ладно… - улыбаясь, сказал он, и навис над Кристиной, - Я ведь пришел за ключом. Я тороплюсь, отдай мне его, и я пойду.
- Бери… - Кристина протянула дрожащую руку, и ключ из нее тут же был забран.
Призрак с видом человека, знающего свое дело, подошел к пустой кафельной стене, и остановился, всматриваясь во что-то крошечное. Затем он открыл ключом шкафчик, дверца которого маскировалась за одной плиткой кафеля. Вынул он оттуда необъяснимый предмет. Кристина не сразу разглядела в нем очки. Обычные очки со стеклами овально-квадратной формы. С тонкими черными дужками и металлической оправой. Призрак одел их на себя. Стекла очков были непрозрачны, и молочно-белого цвета. Предназначение их являлось полной загадкой и неизвестностью.
- Что ж, я вынужден попрощаться, - сказал Призрак, закрывая шкафчик, - Может быть, мы еще встретимся, кто знает.
Кристина молча сидела на кровати. Призрак вдруг снова приблизился к ней и, заслонив свет лампы, положил ключ обратно ей в руку.
- Дам тебе маленький совет, - с высоты очки молодого человека мертво уставились в лицо девушки, - Это конечно глупо, конечно это говорят обычно детям, и ты не послушаешь меня. Но, все же, не разговаривай ни когда с незнакомыми людьми на улице.
После этих слов он развернулся, и вышел в открытую дверь. Еще несколько минут стук его туфель удалялся в коридоре, а затем стих в неизвестной глубине неизвестного. Кристина задумчиво смотрела в пол, теребя ключ. В пространстве стояла глухая тишина, и больше ни кто не пришел. Кристина осталась одна, наедине с сорванной капельницей и вытекшим ядом. Она так запуталась, что собственные мысли ей казались неизвестными иероглифами. Все перемешалось в странный хаос, время от времени сводящий с ума.
«А все-таки, как же нагло он на меня смотрел!» - думала Кристина о Призраке, параллельно пытаясь объяснить себе то, как ее жизнь может являться на самом деле иллюзией.
«Он очень нагло на меня смотрел! Я видела, как руки у него тряслись, тянулись ко мне, хотели снова схватить…. Да еще и иглу вытащил, вот добродетель! А моя жизнь, не настоящая. А что если вот то, что сейчас тоже не по правде, и если я проснусь, все равно не будет реальности? Сколько раз я могу просыпаться так, и зачем? Может, я вообще не существую. Где доказательства, что я, Журавлева Кристина – нормальный человек? А где доказательства вообще, что все люди нормальны? Может на самом деле люди – не люди, но тогда кто они? И кто я? И главное, что я теперь должна делать, зачем и что из этого выйдет? Хорошо, что этот маньяк ушел, а то, так все сложилось прекрасно, я тут на кровати, больная, почти голая, ну как не воспользоваться. Побрезговал наверно, гад, какая у меня на ноге хреновина здоровенная от яда!!! Может, заразиться побоялся, или просто противно насиловать зомби. Если я сейчас встречу зеркало, я увижу зомби, я это чувствую. У меня волосы – это сплошной стог сена, или колтун, или войлок! Мне придется брить голову на лысо, ведь такое уже не причешешь! Хорошо, что мои волосы короткие. Но, надо было еще короче стричься! А лицо у меня высохло и кожу стянуло, наверно оно все в черных разводах от косметики. Дождь все смыл и размазал, и слезы поучаствовали…. А что если этот Призрак ждет, пока я выздоровею и приведу себя в порядок? После этого он станет преследовать меня! Нет, я – параноик! Меньше фильмов смотреть надо, хотя, конечно ощущение, будто я сама в фильме. Интересно, кто тогда режиссер? И кому это все нужно? Наверно, я сейчас все еще во сне. Я должна проснуться в больнице, и тогда я вернусь! Сейчас засну и проснусь там…. Только, спать не хочется. Холодно становится как-то, этот халат, он что есть, что нет его! Куда интересно пошел этот извращенец? Он ведь куда-то шел, и он много что знает про меня…. Если это сон, можно пойти за ним и проследить. Какая разница, что мне тут, во сне может грозить, если я в конец, все-таки проснусь? Странные очки у него, у привидения, наверно хочет «быть не как все». Много кто этой херней страдает в последнее время, и почему нельзя просто жить и быть самим собой? И почему он сказал, чтобы я не разговаривала с незнакомыми людьми, это, что, намек на него самого? И то, что может мы встретимся…. Да. Точно, наверно, мы с ним еще встретимся, и в следующий раз я уже не буду так наивна! Ни за что! Не боюсь я этого тощего маньяка-извращенца! Пусть я дура и мне всего семнадцать, я его не испугаюсь из принципа!»

Кристина встала с кровати. Розоватая ядовитая жидкость растеклась уже чуть ли не по всей постели. Но, это было малое количество, по сравнению с тем, что уже попало в организм. Кристина потеряла пластиковые тапки, но взамен их здесь же нашла тряпичные, какие-то старые, из красноватой плотной ткани и с резиновой подошвой. Давно забытые чьи-то домашние «шлепки».
Кристина несколько раз прошлась от выхода к кровати и обратно. Болевые ощущения в ноге совсем прошли, осталось только еле заметное онемение и покалывание. Распахнутая дверь ждала и беззвучно манила внутрь себя. И Кристина вышла из маленькой чистой комнаты, обратно в темноту, к трубам и грязи. Она остановилась. Глаза девушки прищурились от белого яркого света. Вот оно, куда ушел Призрак! Кристина смотрела вперед и видела там яркий, но пасмурный день. Коридор оканчивался неожиданным выходом в город. Кристина с осторожностью пробиралась туда, все больше боясь света, и все больше узнавая в городе знакомые черты большой улицы. Эта улица, эти старые невысокие дома, остановка и деревья – все находится в радостной близости с домом Кристины. Людей и автомобилей совсем нет, похоже, сейчас туманное раннее утро. Кристина не знала, радоваться ли ей. Все было так реально, если смотреть вперед. А если оглядеться по сторонам, и увидеть пройденный путь – сразу вспоминается пугающее подтверждение иллюзорности всего, что существует.

Через пару минут Кристина уже стояла на улице, и чувствовала легкий холод. Воздух такой вкусный, его еще сегодня не успели испортить выхлопные газы. Позади Кристины – знакомый ей высокий старый дом рыжевато-красного цвета. Это именно из него она вышла на улицу. Кристина миллион раз видела это здание снаружи, а внутри побывала впервые только теперь. Балконы развалились, карнизы тоже, давно бы не помешал ремонт. Внутри живут старики, в огромных советских квартирах с потолками дворцовой высоты. А под крышей вьют гнезда ласточки. Деревья здесь вокруг все древние и кривые. Они такие же, как и само здание, будто бы специально выросли именно так для хорошего сочетания форм.
Кристина обернулась туда, к оранжево-красной стене и растерялась. Потому что прохода в тоннель уже не существовало снаружи здания. Вместо него появилась высокая арка, с теми же грязными стенами, что и в коридоре. Кристина долго разглядывала ее и удивлялась. Как не удивиться? Все очень реально и очень не реально одновременно, и в голове такое уложить крайне трудно. Стояла Кристина и смотрела, читала неприличные надписи, сделанные хулиганами, и тем временем приближался единственный утренний прохожий. Шел он в тумане, и Кристину заметил давно, еще издали. Простой мужчина в больших очках с рыжеватой бородой. Одет он тоже обычно, по-осеннему, в серое, неприметное, но зато теплое одеяние. Только шарф яркий, чистый и белый. Если бы Кристина оглянулась в сторону прохожего, то непременно бы первым делом обратила внимание на его шарф. Мужчина шел со средней скоростью. На ходу он обдумывал, как бы лучше обратиться к странной девушке, ведь у него к ней возник маленький разговор.


невиновность ничего не доказывает
 
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:22 | Сообщение # 6
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
Глава 6.


«Госссспади, тебя что, обокрали?» - уловило правое ухо Кристины, а сама Кристина тут же поняла, что обращаются именно к ней.
Прохожий мужчина с бородой и очками приблизился и растерянно с удивлением и жалостью уставился на потрепанную ничтожную девушку в халате и старых тапках.
- Нет, не беспокойтесь, со мной все в порядке – спокойно и устало ответила Кристина. У нее в голове вдруг возник кусок памяти, в котором Призрак, закрывая свет лампы, сказал: «Не разговаривай с незнакомыми на улице»!
- Откуда ты такая взялась? – спросил прохожий в ужасе.
- Да вот, вышла из коридора, а коридор исчез, а на его месте арка.
- А… - незнакомец опечалился, - Наркотиками балуешься. Ну и зря, ни к чему хорошему это не приведет, ты же наверняка сама это понимаешь! Просто жалко тебя, такая молодая с виду, а уже с зависимостью! Как только родители не следят….
- Я не наркоманка! – возразила Кристина, безжизненно повернув голову в сторону лица незнакомца, - Я не знаю даже… Может быть, я забыла что-то, может, перепутала. Я вообще очень сильно запуталась и ищу такого худощавого парня, он носит белые очки. Случайно не встречали такого?
- Нет, вообще ни кого не видел сегодня утром. – мужчина пожал плечами, - А я с работы иду, сторожем подрабатываю. Ни кто в это время не ходит почти. Знаешь сейчас сколько? Вряд ли, откуда тебе знать, и часов то нет у тебя. Сейчас, э – прохожий взглянул на свои наручные часы, - двадцать восемь часов ноль девять минут, представь себе…
Кристина вяло озадачилась.
- А разве так бывает?
Кажется, мужчина теперь стал еще больше думать, что девушка невменяема.
- Я могу к врачу тебя отвести – сказал он, - тебе, кажется, не очень-то здоровится, как считаешь?
- Спасибо, но я сама дойду…. Скажите только, это улица Ленина, или я ошибаюсь?
- Да, Ленина.
- Тогда я пойду домой. Мне наверно и правда, нужно отдохнуть…. А не знаете, аптеки сейчас открыты поблизости?
Почему-то вдруг стало очень тихо, и вопрос, этот улетел в ничто. Ответа не последовало. Тишина вместо ответа. Прохожий стоял на том же месте, с тем же видом, но почему-то молчал. Кристина не сразу поняла, что стряслось, и терпеливо сонно ждала первое время, вглядываясь в серый пейзаж города, тот, что был прямо за прохожим.
- Ну, так что, мы едем или нет? - спросил человек уже другим, совершенно другим, более молодым и свежим голосом!!!
Кристина перевела взгляд на него, и осознала появление новой галлюцинации.
- Да когда ж этому конец-то наступит! – прошептала Кристина, разглядывая человека, появившегося на месте того бородатого прохожего-сторожа.
Можно сказать, он и не появлялся, он был всегда вместо того. Новый незнакомец настолько незаметно начал существовать, что Кристина с трудом и не сразу определила странность и нелогичность происходящего. Теперь перед ней стоял человек помоложе, лет двадцати восьми, с круглым безразличным лицом, полным необъяснимого энтузиазма и с мерзковатой щетиной, похожей на грязь.
- Ну что молчишь? А? Поехали! – снова живо так, сказал новый незнакомец.
- Куда??? – одуревши, спросила Кристина.
- Как?! В лес! – нахмурился он, - Ты же согласилась! Поехали, отдохнем…. Кристина, ты что такая странная стала? Что с тобой, как будто привидение увидела!
Кристина даже испугалась, галлюцинация еще и знал ее имя, и про привидение спросил, наверняка имел в виду Призрака! Галлюцинация ждал, смотрел, стоял, чуть пошатываясь, так еле заметно и естественно. Кристина оглянулась назад, на тротуар, ведущий в сторону дома. Галлюцинация, скорее всего, счел это странной и неожиданной невежливостью.
- Ладно, поехали уже, а? Не парь мне мозги! – недовольно сказал он, и потянулся, чтобы схватить за руку Кристину.
Но, Кристина увернулась, и, игнорируя возмущенную галлюцинацию, развернулась и зашагала прочь.
- Ты что? Куда ты уходишь? В лесу так хорошо! Ты же не можешь взять и уйти!? Тебе что, кирпич на голову свалился!? Сразу я заметил, что ты немного странная, но вот такого я никак не ожидал!
Слыша это за спиной, Кристина еще больше ощущала страх, и еще больше хотела вернуться домой, отоспаться там хорошенько, и проснуться нормальной. А если и не нормальной, то все же лучше, она, совсем свихнувшаяся, посидит в родной привычной квартире.
Но, вот незадача, иллюзорный человек увязался, и всей спиной Кристина его ощущала. Он шел, и говорил о том, что нужно ехать в лес, он повторял это настойчиво, уговаривал Кристину, но она старалась не обращать внимания, и шла дальше.
Как-то переменился город: гуще и выше стали деревья, а дома располагались теперь дальше друг от друга. И это были именно те, и не другие дома, с теми же номерами, даже с теми же знакомыми геометрическими формами на стенах. Формами, которые образовала отвалившаяся когда-то уже очень давно краска. Либо такие незатейливые узоры, выложенные кирпичом нескольких цветов, в любом случае Кристина помнила их наизусть, и не переставала удивляться тому, как все искривилось и переменилось. Не изменился только банк. Здание со странной футуристической архитектурой. Архитектор, кажется, злоупотребил количеством зеркал и косых углов…. Здесь же распростерся небольшой перекресток, и в этом месте Кристина решила, что следует ей все же оторваться от настойчивого преследователя, постоянно бубнящего одно и тоже. Она решила просто убежать, подбирая наиболее запутанный маршрут, чтобы незнакомец в конце-концов, ее потерял.
- Пап, а нам долго еще так идти? – послышался тоненький детский голосок, тоже откуда-то сзади.
Кристина оглянулась и остановилась. С незнакомым человеком, оказывается, шла маленькая его дочь. Видимо, не сразу ее проявил больной Кристинин мозг.
- Папа, давай домой пойдем, ну давай! Я спать хочу! Чего мы за тетей то идем? Долго еще так?
- Кристина, ну Настьку то пожалей хоть! Пойдем на остановку! – настаивал мужской голос с ужасающим упреком.
Но, Кристина не могла ни кого жалеть, она не могла даже просто поверить в кого-то. Она не верила в этих людей так искренне, что у дочери незнакомца исчезло лицо. Исчезла ее голова, руки, ребенок стал невидим! Синяя шапочка крутилась на невидимой голове призрачного дитя, все еще скулящего, и упрашивающего отца вернуться домой. Кристина чувствовала одиночество, такое ужасающее, так давящее на сердце, на горло, на голову, на все. В конце концов, на ногу, которая еще чуть побаливала и немела от яда. Кому не страшно стоять утром в пустом городе, в одиночестве, и ощущать присутствие своей больной…. очень сильно больной психики?
- Ну, папа… - вертелась шапка без ничего. Остальное теперь тоже пропало. Отец ребенка с отвратно небритым бледным лицом естественно не видел того же.
Углубляясь в сонную аллею, Кристина сначала шла медленно. Затем она немного прибавила скорости, и вконец, оказавшись на приличном расстоянии от преследователя, побежала. За банком и перекрестком открылось грустное пасмурное небо, потому что здесь деревья были еще молодые и не высокие. Кристина бежала мимо школы, в которой она училась. Школа выросла в иллюзиях, рядом с ней возник какой-то плешивый газон с еще сохранившимися зелеными травинками. Бежала девушка и рядом с магазинами, и прямо по проезжей части улицы. Все равно ни одной машины еще не проезжало, если не считать одного большого грузовика. И Кристина не останавливалась. Она ни за что бы не остановилась сейчас, страх преследования заставлял ее бежать. Там, позади в тумане шел иллюзорный человек, и все еще уговаривал ее вернуться. Не меняя скорости своего медлительного передвижения, как ни странно, он все время догонял Кристину, несущуюся уже со всех ног.
Впереди близилась привычная автобусная остановка, а за ней то, чего Кристина ни когда не видела именно здесь – совершенно другой город! Какая-то серая и неприглядная окраина.
На остановке стояли и ждали автобус яркие пятна. Просто, людьми их не назвать, ибо являлись они пустой одеждой, шевелящейся, будто внутри кто-то есть. Кристина приближалась к ним, перебежала небольшую дорогу, и вот оказалась на этой остановке. Встала рядом с фонарным столбом, и испуганным, жалостливым взглядом оглядела свое окружение. Повернулась невидимая голова вместе с приплюснутой шапкой. Чуть далее, пустое красное клетчатое пальто тряслось от холода, ожидая автобуса. К счастью не видела Кристина тех косых взглядов, которые люди бросили на нее.
- СТОЙ!!!! – орал преследователь. Так орут буйные умалишенные, когда у них случается припадок. Его голос стал таким, хриплым и отчаянным, еще несколько минут назад, что весьма усилило ужас и потрясение Кристины.
- Не приближайся! – в ужасе крикнула она ему, стараясь не терять самообладание, - Я ни куда не пойду с тобой! Уходи! Ты не настоящий! Проваливай! Не смей идти дальше, остановись, иначе….
А что иначе? Кристина и сама не знала, и придумать не могла, так сильно она дрожала.
- КРИСТИНА! – орал преследователь, оставаясь видимым, в отличие от остальных людей.
Кристина снова посмотрела вперед продолжения улицы, туда, где город перетекал в другой город. Совершенно неизвестная местность, ни одно низкое странное здание не знакомо Кристине. Можно туда побежать, но есть огромный риск запутаться, потеряться и беспомощной оказаться в тупике.
- Кристина, поехали в лес… - теперь это слышалось совсем близко.
Оглянувшись, Кристина увидела Его, и будь ее волосы менее спутаны и светлы, они б встали дыбом и поседели. Человек страшно побледнел, покрылся какой-то сыпью и пятнами, глаза его побелели, и почему-то шел он с открытым ртом, из которого текла зловонная пена и слюна. Одежда его разорвалась в клочья, ноги переставлялись странно и неестественно, мужчина прихрамывал. Но самое ужасное, это - куча одежды, в которую он вцепился грязной костлявой рукой, и волок за собой по земле. Он убил свою дочь, и эта куча одежды, жалкое тельце ребенка, оставляло яркую дорогу крови на асфальте. Убийца подходил ближе. Очень медленно, от тяжести ноши и больной ноги. Стало видно, как его кожа колыхается и трясется, вот-вот отвалится. Этот человек – живой мертвец! И запах характерный, еще немного он усилится, и кого-нибудь точно вырвет. Кристина осторожно отступала, ее наполовину парализовало от ужаса и отвращения. Она не подозревала, что скоро у нее за спиной появится ствол дерева, и она упрется в него.
- Кристина, нам надо в лес – булькая слюнями, шептало чудовище.
Слюней у него было столько, что вскоре он подавился. Неудачно проглотил слюну, и лицо его искривилось еще больше, так, что, кажется, кожа начала рваться. Белесые глаза скосились, а рука отпустила труп ребенка. Ударившись об землю, труп стал видимым, и Кристина увидела страшную рваную дыру, вместо нижней челюсти дитя. Ходячий мертвец продолжал давиться. Он теребил себя за лицо, за шею, хватался за живот, и не мог вдохнуть, издавая громкие омерзительные звуки. Он всячески дергался и судорожно корчился. Так происходило до тех пор, пока его вдруг неожиданно не вырвало густой темной кровью на асфальт. Тогда же Кристина уперлась спиной в дерево и быстро сообразила, что к чему, нащупав руками знакомую текстуру коры.
Чудовище давилось рвотой, пыталось что-то сказать, и снова давилось. Образовалась уже огромная лужа крови, и она увеличивалась, с каждым новым ужасным плеском.
Кристина закрыла глаза и начала чувствовать ту уверенность, которая бывает в редких снах. Боишься окружения, мерзкого и страшного до предела. Сердце так и просится разорвать с безумным хрустом грудную клетку! И при том ощущаешь прозрачность и иллюзорность окружающего. Если окружающее - иллюзия, значит и сущность вся внутри себя и снаружи – тоже иллюзорна. Все не настоящее, все вымысел, который можно изменить….
Ручей крови подбирался к старым тапочкам Кристины, но не успел их достигнуть. Кристина ощутила возможность взлететь, и взлетела. Воздух медлительно и податливо пропускал ее вверх, щедро уносил за собой, в небо, где, как правило, не место тем, кто лишен крыльев. Теперь мир остался внизу, и даже чердаки рядом стоящего дома стало видно. Внизу осталось и дерево, и киоск, и крыша остановки, и огромная кровавая лужа, и уродец, все еще извергающий кровь вперемешку с невнятным рычанием. Но, лететь долго не получилось. Притяжение земли сильнее, даже в иллюзии. Кристина наблюдала под своими ногами в тапках, как все медленно начинает приближаться обратно. Как легкая пушинка, девушка летела вниз. Она схватилась за верхушку дерева и осталась там. Но, дерево достаточно тонкое, начало прогибаться под тяжким весом, неизбежно продолжая приближать землю. И там, внизу чудовище почти внятно призывало Кристину спуститься. Труп ребенка лежал на том же месте, уже в луже рвотной крови. Невидимки, ждущие автобуса на остановке, как ни странно, разбежались. Чудовище терпеливо ждало опускающуюся свою жертву, бегало, задрав уродливую свою физиономию. Взбесившись, оно метнуло вдруг нечто твердое. Предмет со свистом пролетел прямо мимо головы Кристины, и звонко стукнувшись об ствол дерева, застрял в ветвях. Предмет имел человеческие зубы! Это оказалась нижняя челюсть ребенка, почему-то с содранной кожей.
- Спускайся давай, сука! Все равно сдохнешь! – вопил внизу урод, давясь, время от времени.
И тут вдруг тонкий ствол хрустнул, треснул и отвалился, а Кристина в обнимку с ним полетела на землю. Уродец, спасая голову, отбежал. Послышался глухой удар человеческого тела об землю, девушка, зажмурившись от страха и боли, распласталась на асфальте. Тут же монстр яростно рванул обратно. Кристина, лежа на спине, видела, как страшный человек на нее бежит со скрюченными руками, вытаращенными глазами, и явно не благими мыслями. Он точно и стопроцентно разорвет ее в клочья! И она ждать этого не стала. Пересилив боль ушиба, она поднялась, твердо встала прямо перед бешеным чудищем. Она размахнулась куском ствола, и врезала уроду так, что, наверно треснули и без того уже хлипкие от разложения его шейные позвонки. Кристина нанесла еще несколько ударов, прямо по черепу. Уродец даже свалился с ног. Правда, свалился не от боли и не от сильной травмы, просто потерял равновесие. Он быстро поднялся, и, корчась от злости, опять бросился на Кристину. Девушка судорожно отпрыгнула назад, и, размахивая веткой, не пускала к себе врага.
- Не подходи ко мне! Убью!!! – визжала Кристина.
Палка была направлена точно на голову скользкого недочеловека. Но, судя по запаху тухлой плоти, мозг там, внутри его черепа давно не функционировал, и вряд ли понимал смысл адресованных ему слов. Голова, вся поломанная уже от частых ударов, могла даже отвалиться, не мешая движением тела. Один белый глаз чудовища порвался от удара острой ветки, растекся по всей кривой морде, перемешавшись с тухлой кровью месивом рваной плоти и гноем.
Кристина крепко сжала ствол в руках, и набравшись последних усилий, сделала самый сокрушительный удар, от которого чудовище снова в приступах бешенства и злости свалилось в лужу собственной крови. Пока оно валялось там, пыталось перевернуться и встать, Кристина выбросила ствол (он был достаточно весомый) и побежала. Туда, в кусок неизвестного города, неся с собой глупую свою наивность и безумие. Ведь неизвестность вполне может скрывать в себе спасение и выход из всего окружающего кошмара!
Монстр уже не видел свою желанную жертву. Она исчезла из его поля зрения, да и он сейчас не мог бы догонять ее. Это жалкое подобие человека, истерзанное тело полное ярости и голода осталось там, все еще барахтаясь в крови, грязи и в собственной неуправляемой плоти.
Кристина бежала от собственной тени, не обращая внимания на холод, особенно пробивающий тело в порванные участки халата. Она ни о чем не думала, просто бежала, чтобы спастись. Так и бывает, если человек поддаваясь сильной боязни, деградирует и становится животным, убегающим от собственного страха.
Вокруг мелькал один и тот же пейзаж одинаковых кварталов и прямой пустой дороги. Ряды жилых одинаковых домов, невысоких, с темными мертвыми окнами и очень дешевыми квартирами. Впереди – неизвестно что. Там только туман, столбы и провода электропередач. Деревьев здесь почти что нет, только черные кустики жалкого усохшего вида.
Больше всего Кристина не хотела снова увидеть чудовище. Что если оно снова начнет ее преследовать? Его возможности и способности неизвестны, и ждать от него можно всего. Если это галлюцинация, то она может быть простым страхом. Тем, как выглядит чувство страха Кристины, если его представить в визуальном виде. А страхи в себе можно убивать.
Палкой не убить такую дрянь, сколько не прилагай усилий, это Кристина уже поняла точно. Можно попробовать найти другое оружие…. Большой нож, топор, пилу или лучше всего и безопаснее, - оружие огнестрельное. Но, правда, где оно здесь может быть? Ни чего нет, кроме серых жилых домов, повторяющихся все время. Стало быть, выход из ситуации, может находиться внутри них!


невиновность ничего не доказывает
 
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:23 | Сообщение # 7
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
Глава 7.

Кристина подошла вплотную к одному из домов. Его темно серые стены выглядели как неприступные скалы. На первых этажах толстые оконные решетки – не пролезть. Изнутри окон выглядывала темнота и пустота, будто жильцы всей местности давно покинули жилища. Может быть, они спасались от безумия, заранее предсказав его наступление.
Не зарешеченные окна вторых этажей находились довольно таки высоко, и залезть без лестницы туда вряд ли удалось бы. Но, для Кристины не существовало ни чего непреступного, она ведь все еще могла ненадолго взлетать, и взлетела. Она вытянула руки, приготовилась схватиться за окно квартиры второго этажа, но неожиданно перелетела его, и попала на третий. Уцепившись там, Кристина начала дергать форточку, которая ни в какую не открывалась. Похоже заклинило, либо щеколда мешала. Пришлось принять жесткие меры. Зажмурившись, Кристина разбила стекло ногой, и быстро влезла в острый проход, не обращая внимания множество впивающихся осколков. Все погрузилось в пыльный мрак внутри этой маленькой и мертвецки тихой квартирки. Кристина, долго не раздумывая, углубилась в душные комнатушки. Кровь беззвучно капала из свежих ран девушки, покрывая все, что попадется небольшими темными кругляшками. На полу валялся разный хлам, об который Кристина часто спотыкалась в темноте. Она обошла коридорчик, затем в кухню, и потом снова попала в какой-то коридорчик. Тут вдруг пришлось остановиться и замереть. Со стороны окон начали доноситься подозрительные звуки. Вскоре они превратились в знакомый хриплый рев. Преследователь, похоже, сдаваться и не думал.
Кристина испуганно огляделась. Здесь всюду валялось и стояло старье! Разваливающаяся древняя мебель, пыльные горы бумаг, картины и тряпки. Однако ведь, и под ними могло что-то быть, как подумала наша героиня. Испугано и яростно она вздымала к потолку эту рухлядь, разрывала бумаги и разбрасывала старую одежду с видом помешанного шизофреника. Орущий преследователь по-прежнему приближался, его ужасающий кашель достигал все более пугающей близости.
«Я чувствую, что здесь есть оружие!!!» - думала Кристина, нервно ковыряя валяющиеся на полу рваные газеты, - «Оно где-то там, в самом низу!»
Пыль нещадно душила и засоряла глаза. Под старыми бумагами оказались лишь другие старые бумаги и мелкий хлам. Еще какие-то тряпки, перчатка, гвозди, провод, открытки, и ни чего, даже отдаленно напоминающего оружие. Омерзительные звуки урода сблизились со стеной дома, и немного оглушали.
Кристина бросила хлам, и вернулась на кухню. Там тоже оказалось пусто, даже вилок с ножами не было. Кристина открыла все ящики, и ни чего не нашла, кроме одной старой тарелки. Рев на минуту смолк, весьма подозрительно. Кристина обнаружила старый проржавевший смеситель – оружие совершенно никудышное! Теперь она очень жалела о том, что выбросила тяжелую ветку. Лучше такое оружие, чем никакого.
Из порезов от стекла неприятно струилась теплая кровь. Сами порезы тоже начали ощущаться, как это обычно бывает, какое-то острое жжение, боль и влажность….
Хриплый вой вдруг громыхнул очень близко, за стеной, где-то в соседних комнатах. Чудовище проникло в квартиру! Удивительно быстро у него это получилось. Кристина тут же рванула в прихожую, к входной двери. Из окна прыгать желания не было, ведь летать получается не всегда. Кристина в один момент оказалась в подъезде. Ей ни чего не стоило выломать хлипкий проржавевший замок. Позади, в квартире, все загрохотало и взбесилось. Страшному уроду было сложно пробираться сквозь старье и хлам. Плоть его все время зацеплялась и рвалась. Кристина уже стояла на первом этаже. Железная дверь подъезда оказалась плотно закрыта, не было смысла ее тянуть. Слева струился свет открытой комнатушки дворника, и Кристина сразу же запрыгнула туда. Внутри оказалось довольно тесно, всюду валялись инструменты, стены нагромождали различные деревянные ящики и картонные коробки с пыльным тяжелым барахлом. Страшное существо все еще барахталось там, наверху, оставляя маленькую надежду на спасение. Кристина не сразу заметила чье-то присутствие в комнате. Бросившись к самой большой открытой коробке, косо лежащей на полу, Кристина приступила к новым обыскам. Внутри лежало что-то большое, железное и тяжелое, с запахом технического масла. Гвозди, металлические бруски, молоток, и слишком тяжелая толстая цепь. Быстро разворошив все это, Кристина приступила к другим поискам. Она открыла все дверцы тесного грязного шкафчика, и ни чего там не обнаружила. Внутри тумбочки, стоящей рядом, находилась коробка, а в ней - нечто, надежно прикрытое тканью. Кристина тут же сорвала этот покров, и увидела снова кучу старых бумаг. Множество денег, документов, но в самом низу, что-то интересное. Нечто, придающее особую тяжесть этому ящику, какой-то твердый предмет. Оно скрывалось под небольшой старой книгой. И представляло оно собой древнее оружие, времен средних веков! То ли медное, то ли железное, нечто вроде дубины или палицы. Кристина быстро поняла, что такой тяжестью она размахивать долго не сможет, и в конец заедет ей по самой же себе. Да и ржавчины на этой штуковине собралось немало, вот-вот развалится.
Осмотрев горы коробок и деревянных ящиков, Кристина оглянулась в сторону двери. Решила проверить, не пробралось ли сюда беззвучно чудовище, и вдруг, обнаружила неожиданность. Рядом с дверным проемом сидел на стуле человек. Тот самый, с прилизанной прической маменькиного сынка, с печальным взглядом, спрятавшимся за белыми очками, и в траурной мрачной одежде, - Призрак. Он молча наблюдал за действиями Кристины, и, похоже, зачем-то сам хотел быть неожиданностью.
- Тебе помочь? – поинтересовался он.
Кристина обмерла от неожиданности.
- Я ищу что-нибудь, чтобы… Нет! Наверно уже не нужно… - разнервничалась она.
- Ты ищешь оружие, ага? Так не трать зря время, не ищи его здесь!
Непонятно, откуда он все знал… Кристина еще больше стала нервничать.
- Там чудовище! – восклицала она, приближаясь к парню, - Оно идет за мной! Чего оно пристало? Откуда оно взялось!? Яд все еще действует??
Призрак ждал, пока она успокоится.
- Какого хрена вообще творится эта чертовщина!? – испуганно бормотала измученная девушка уже рядом с его лицом, - Ты хотя бы можешь мне объяснить? Я псих, или что?! Когда кончится действие малиновой жидкости?? И что будет, когда оно кончится? Ведь больше в меня не воткнута эта капельница! Яд ведь быстро из меня выйдет? Ответь!
Призрак сохранял спокойствие.
- Не суетись! – сказал он, когда Кристина замолчала, - Дело не в яде. Я немного наврал тебе, понимаешь? Яд, это всего лишь то, что ты видела…. Он – тоже иллюзия, ни кто ни чего тебе не вкалывал! Выброси из головы этот бред! Зря я врал…. Просто хотел, как лучше, ненавижу шокировать людей. Твои иллюзии происходят по другой причине. Понимаешь, просто мне очень неловко тебе ее говорить…. Лучше сама все пойми, так будет проще для нас с тобой.
- Наврал, значит…. – попыталась все осмыслить Кристина, - И как же я должна все сама понимать? Разве это реально? Вокруг полнейший бред!
- Есть способ осознать настоящее…. – неохотно выдавил Призрак, - Ты точно хочешь этого? Лучше горькая правда?
- Разумеется! Что я должна сделать?
Призрак взглянул на обширное пыльное окно с треснутым стеклом. Удивительно, что он вообще что-то видел сквозь свои непрозрачные очки.
- Да ни чего особенного, - отстраненно начал он говорить, - Просто иди в бар, который здесь по близости. Знаешь здешний бар?
- Мне вообще не знакомы эти места в городе! – ответила Кристина растерянно.
- Выйдешь из этого здания и сразу увидишь его к северу, за парой домов – Призрак снова безжизненно посмотрел на собеседницу, - Такой небольшой бар, ну ты его сразу увидишь, я говорю, точно не ошибешься.
Тут он замолчал, видимо ожидая чего-то.
- И… и что там? – неуверенно спросила Кристина, - мне там что-то особенное сделать надо? А как на счет чудовища, которое хочет меня убить???
- Возьмешь там револьвер, - спокойно продолжил объяснять Призрак, - ты его сразу найдешь. Убьешь чудовище…. Если понадобится. Но, главное, там ты сможешь понять истину. Думаю, после нее ты немного переосмыслишь свое существование…. Как же неудобно мне об этом говорить! Может, оставим все как есть? Может быть, не нужно тебе знать правду? Просто дело такое…. Здесь сложно…. Если не хочешь, не иди в бар, просто я предупреждаю, что правда тебе может не понравиться!
- Да я хочу понять, что такое творится со мной! Что это, если дело не в радиации и не в отравлении? – всполошилась Кристина, раздраженная недомолвками, - Я вижу галюны!!! Я летаю!! Нормальные люди умеют летать?? Блин, я не чувствую холод! Так, прохлада небольшая, но холода нет.. И с каких пор мой город так изменился!? У меня до хрена к тебе вопросов, приятель, и пока ты на них не ответишь, я не уйду!
Призрак в ответ умиротворенно улыбнулся, и прямо после этого в подъезде раздались оглушительные звуки нового приближения монстра. Судя по всему, урода все еще рвало кровью, и слышно было, как его рвота плещется на ступенях, тихонько стекая вниз.
- Я бы уже бежал на твоем месте! – посоветовал Кристине Призрак, - Ведь Он догонит тебя в конце-концов. Лучше убей его, и тогда он перестанет тебя преследовать. Без него тебе ведь будет спокойнее, согласись со мной….
На лестнице неторопливо возникла кривая, черная во мраке фигура хромающего ужаса. Этот, когда-то бывший человеком, урод медлительно спускался вниз. Его голова странно колыхалась, видимо шея была уже окончательно сломана. Из зловонной склизкой плоти торчали какие-то острые осколки. То ли что-то воткнулось, стекла или щепки, то ли это вылезли наружу его собственные кости и кишки. Вскоре этот урод вылез на свет, и стало видно его голову, с лицом, превращенным в решетчатый красный фарш. А глаз один, как ни странно, уцелел, лишившись только век. Светлый, человеческий, с красными жилками, он яростно косился, чуть подергиваясь.
Кристина рванула в окно дворницкой, и с грохотом выбила стекло. Быстро у нее отпала охота задавать вопросы Призраку, снова возникло безумное желание спасать свою жалкую жизнь. За Кристиной оставался след, маленькие круглые капельки крови, струящейся из новых ран. Чудовище чувствовало их запах. Острое стекло безжалостно разрезало тонкую кожу девушки, как и в прошлый раз.
Кристина выбежала на тротуар улицы, и, действительно, сразу увидела бар, расположившийся неподалеку. Видимо как раз тот, о котором говорил Призрак. Небольшой, округлый и мрачный он прятался в тумане, за углом последнего дома. Кристина чувствовала спиной, она думала даже, у нее на затылке выросли глаза, она отчетливо видела, как кровоточащее существо выпрыгнуло из того же окна дворницкой, и отрывисто прихрамывая, медленно зашлепало вслед. Оно издавало сопящие звуки и хлюпанье разорвавшихся внутренних органов. Оно останавливалось в те моменты, когда нужно было выпустить свою кровь. Существо с нескончаемой кровью и вечной жизнью. Хотя, если на него посмотреть, и сразу отвернуться от отвращения… Ни кто бы не смог долго видеть такой прямой и безжалостный ужас, так уродливо растерзанное тело, с вывернутыми наружу органами и костями. Его лучше назвать воплощением вечной смерти, потому что на жизнь оно похоже лишь тем, что способно передвигаться, дышать и издавать громкие звериные звуки.
Кристина боялась, что скоро она сама начнет вот так разлагаться и разваливаться от большого количества ран. Бар казался чем-то непостижимым на фоне этих мыслей и хриплого рыка с шипением, охватившего все пространство позади. Но, со временем, чудовище отстало. Бар приблизился. И, в конце концов, Кристина остановилась у его входа, схватилась за толстую железную ручку, заляпав ее кровью, открыла дверь и вошла.


невиновность ничего не доказывает
 
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:24 | Сообщение # 8
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
Глава 8.


Внутри бара оказалось душно и темно. Там, на мрачных полированных деревянных стенах тускло мерцали бестолковые светильники. Это просторное помещение годами впитывало в себя грязный человеческий жир, спирт алкоголиков, дешевое курево и пот. Бар больше походил на большое грязное кафе. Вдали, на фоне яркого света витрины, возле стойки бара, на могучем деревянном столе восседала пара проституток в одном нижнем белье мерзковато-розового оттенка. Кристина не сразу разглядела между их опухших ляжек блестящий револьвер. И почему-то она решила, что это – именно то оружие, которое предоставлено именно ей лично. Кристина сделала два шага и остановилась, потому что за ее спиной появились новые посетители. Хлопнув дверью, два парня целеустремленно прошли мимо. Они направлялись к тем проституткам, и пока шли, пару раз оглянулись, похабно поглядывая на Кристину.

С потолка помещения свисал большой телевизор, - довольно странный предмет для занюханной нищей кафешки. В нем крутилась реклама, какая-то поп музыка, и прочая очень скучная цветастая дребедень. Кристина уже собиралась идти дальше, к оружию. Мало ли, вдруг те парни возьмут его первыми. Но, тут на экране возник выпуск новостей, и Кристина не могла равнодушно его пропустить. Потому, что показывали там больницу…. Ту самую, в которой работала сестра Кристины, с которой все якобы и началось. Лицо Кристины приобрело гримасу крайнего удивления, она слышала, что говорит диктор, понимала это, и не могла поверить.
«…. вирус CTK-15-09, по словам врачей, неизлечимая болезнь. Она очень быстро распространяется, и способна за несколько минут охватить целый город. Однако есть подозрения, о вымышленности угрозы. Данный вирус выведен искусственно для военных целей в 1985 году, и сейчас его возбудители находятся под строжайшим контролем. Каким образом и с чьих рук биологическое оружие поразило четырех людей – неизвестно. Милиция нашла несколько улик, указывающих на то, что убийство четырех пациентов могло быть заказным. Зачем врачам понадобилось убивать трех пенсионеров и одну семнадцатилетнюю девушку - остается загадкой»
Далее диктор приступил к следующей новости. Кристина стояла в оцепенении, нервозно чуть подергиваясь. Ведь не было сомнений! Семнадцатилетняя умершая девушка – это она!!! В особенный ужас Кристину привела собственная фотография, возникшая ненадолго на экране, вперемешку с обрывками съемок больницы, копошащихся санитаров и похоронных церемоний. О собственной могиле, цветах и рыдающих родственниках Кристина старалась забыть сразу же, после того как увидела. Вот она, в чем загадка! Кристина попросту мертва. Она - призрак, она бестелесна, врачи умертвили ее, невинного человека только из-за того, что не смогли уничтожить вирус. Значит, смерть незаметна, как момент засыпания. Смерть не болезненна…. И теперь можно смело объяснить все происходящие аномалии. Кристина понимала это. Странно, что ее видели люди в этом баре…. Возможно бар был тоже призрачный, как и весь город. Ни кого здесь не смущал вид Кристины, остолбеневшей от ужаса и истекающей кровавыми переплетающимися полосами. Что такого? Наверняка бывают призраки и страшнее.
«Но, почему я не попала в рай или ад?» - спросила Кристина саму себя мысленно.
Проститутки вдруг расхохотались.
- Ты еще и веришь в этот бред, а девчонка? – крикнула одна из них, - Ты, что в рай захотела? Поверила в него при жизни, а теперь какое разочарование! Думала ангелочки тебя заберут? Какая наивность! Давно бы тебе пора понять, что смерть такая, какая есть, а не такая, какой ее выдумывают оптимистичные придурки. Вали-ка лучше ты отсюда! Может, повезет, и ты встретишь голодного духа, который сожрет тебя!
Кристина и без них собиралась уходить, ей стало слишком дурно, чтобы долго стоять на одном месте. Ей захотелось срочно проветриться!

Город по-прежнему пустовал, и был наполнен холодным туманом. Бар стоял неподалеку от озера, и множества заброшенных складов с проржавевшим железным хламом. Кристина ни когда раньше не видела этого озера. Туманное, бледное, как небо, оно глядело сквозь черные густые волоски – далекие деревца. Склады представляли собой сборище приземистых построек, покрытых тем же ржавым металлом, и огороженных металлической сеткой со всех сторон. Довольно широкую территорию они занимали, оканчивались, чуть ли не у самого берега.
Раздался страшный громовой рёв. Кристина снова поняла, что ей пора бы бежать. Только, вот, куда, и логично ли это? Чудовище ковыляло далеко, все так же медлительно и с непреклонным усердием. Наблюдая за ним, Кристина неожиданно потеряла свой энтузиазм к бегству.
«Зачем мне бежать? Я же мертва…» - возникли ее мысли, - «Никогда я больше не увижу родных, ни когда я больше не вернусь назад…. Что мне бояться смерти, если я уже мертва? Мертвец я. Труп! Дохляк….» - несчастная девушка судорожно затряслась от обреченности и слез отчаянья, давящих на мертвые ее водянистые глаза.
Но бежать-то стоило, ведь ходячий кусок драной человеческой плоти оказался не таким уж и медлительным. Теперь Кристина поняла, каким образом ему удавалось ее догонять. Урод мог перемещаться резкими скачками. Сначала он шел где-то в метрах двадцати, достаточно далеко. Затем, в одну секунду, или меньше он оказался в семи метрах, в следующие пять секунд он шел уже рядом. Очень близко, теперь всего метра за два, плелось и воняло сопящее кровавое скопище. «Не надо….» - беспомощно пролепетала Кристина, остолбеневшая от такого зрелища. «Не надо!! Не подходи!» Урод, хрустя своими поломанными зубами, приготовился снова скользнуть в пространстве, и на этот раз он точно уткнется в бедное изрезанное тельце девушки.
Кристина нервно отскочила назад, и тут же бросилась в бегство. Убегать долго не пришлось: на радость уроду, девушка споткнулась об камень, проехалась по земле, и, ударившись головой об железную трубу, расслабилась и замерла. Разодранный живой труп злорадно зашипел, потянул обе искореженных руки к жертве. От кисти левой руки его остался лишь обрубок с торчащими острыми концами костей. Кристина нащупала рядом с собой длинный кусок металла, видимо обломок тонкой трубы. Урод конвульсивно заковылял, не опуская рук, готовясь встретиться со своей жертвой, но тут вдруг его начала одолевать очередная тошнота. Громкие горловые звуки раздались на всю улицу. Кристина уже схватила трубу, и встала на колени, но положение шеи и головы боялась менять, ей казалось, что там у нее что-то сломано. Изо рта адской твари снова хлынул поток крови, с брызгами разлившийся в темную лужу на земле. Халат Кристины, итак окровавленный, стал весь в крапинку от капель тухлой крови. Девушка поднялась на ноги, чувствуя, что шея и голова все-таки уцелели. Тяжело дыша, она сжала трубу, как меч. Кончик трубы был заострен. Урод продолжал блевать, не обращая ни какого внимания, и потому быстро получил сокрушительный удар в голову. От такой травмы его череп окончательно сломался, от него откололся большой кусок, и держался только на жалких разлагающихся волокнах мышц. Глаз чуть вывалился из треснувшей глазницы, и болтался теперь от каждого сотрясения. Кристина осторожно обошла врага, морщась оттого, что приходится на него постоянно смотреть. Оказавшись на определенном расстоянии, она побежала к входу на склад. Там внутри можно было спрятаться, или найти что-нибудь более подходящее для самообороны, чем эта жалкая труба. Странное совпадение. В давнем подвале с окровавленными стенами и радиацией Кристина находила очень похожий кусок металла. Ржавые трубы, видимо имеют качество возвращаться обратно.
Ворота располагались неподалеку, и состояли из покореженной дыры с рваными створками из той же металлической сетки. Тухлая кровь, впитавшаяся в раны Кристины, жглась, распространяясь и заражая все, и сейчас, кажется, это было мало важно. Главное не свалиться с ног обездвиженной падалью, вот и все! Видимо, и мертвые могут умереть. Быть может, смерть – бесконечное явление, и может повторяться сколько угодно раз.

Кристина вбежала внутрь хлипкого гаража, и увидела множество автомобильных шин разной величины. Самый интересный предмет лежал высоко, на деревянной полке. Поблескивал своими металлическими деталями, и представлял собой бензопилу. Кристина не представляла, как ее можно достать с такой высоты, практически с самого потолка. Можно попробовать влезть по шинам, но они слишком неустойчивы. Можно подцепить пилу каким-нибудь длинным предметом, но есть риск, что она упадет и сломается. Кристина обреченно опустила руки.
«Да и что я делать то буду?» - подумала она, - «Там же наверняка топлива нет, да и пользоваться не умею. И тяжело….»
Кристина поморщилась, снова обратив слух к доносящимся утробным хлюпаньям, визгу и громыханиям. А тут еще и новый звук какой-то возник, что-то вроде тихих шагов. Это и были тихие шаги. Кто-то новый приближался, и он носил обувь, в отличие от блюющего урода. Кристина снова подняла трубу, прикрыв голову и часть тела, так, будто бы это настоящее оружие средних веков. Шаги намеренно продолжали приближаться, и тот, кто их создавал, намеренно шел именно сюда, именно в этот гараж. Кристина оглядывалась, быть может, кроме нее, здесь есть кто-то еще? Кто мог ее посетить? Разве что Призрак. Хотя, конечно после смерти, прийти может кто угодно. Может, ангел. Ведь Кристина верила в ангелов и рай, не обращая внимания на грязные выкрики проституток сального бара. И будет верить, из своего упрямого оптимизма….
Ангел выглядел коротышкой. Да и вообще, на самом деле, это оказался всего лишь какой-то мальчонок в облезлой серой куртяшке. Чего он тут забыл - непонятно, но выглядел он серьезным и целеустремленным. Не обращая внимания на страшные звуки, он спокойно шагал. Кристина перебирала разные мысли. С одной стороны мальчик мог превратиться в нового монстра. С другой стороны он мог потеряться и попросить помощи. С третьей, он мог предложить помощь Кристине. А с четвертой…. С четвертой стороны он начал говорить сам, и, таким образом, вообще все стороны отпали.

- Ты выглядишь страшно, - смело обратился он к Кристине, - У тебя кровь! И вообще, чего ты тут делаешь?
- А ты чего тут делаешь? – смущенно спросила Кристина, - И почему ты со мной говоришь? Ты знаешь кто я? А? почему ты меня видишь? Или ты тоже…. Ты… Ты тоже умер, да?
Мальчонок будто не сразу понял смысл вопроса.
- Я? Нет…. – растерянно ответил он, - Тебе лучше за мной пойти, понимаешь? Мне совсем не кажется, что ты мертвая. Столько крови у тебя! Наверно, тебе лучше сейчас где-нибудь полежать, а то можешь и правда умереть! Разве ты хочешь этого?
Кристина омрачилась.
- Глупый пацан! Ты наверно сам не понимаешь, где находишься! Я точно мертва! Точно!!! Ведь с живыми такого не происходит…. – тут труба вдруг выпала из рук девушки. Мальчику пока что не зачем было угрожать.
- Мне дедушка сказал сходить за тобой. Он тебя видел! Ты убегала к бару. Дедушка сказал, позвать тебя, пока тебя не забрали. Ну, я и пришел, вот. Ты ведь пойдешь за мной?
Кристина закрыла рот, чуть приоткрытый от недоумения и небольшого насморка. Она задумалась, подумала, поразмышляла, а потом ей это надоело. И она просто согласилась. Почему бы и нет!


невиновность ничего не доказывает
 
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:24 | Сообщение # 9
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
Глава 9.

Мальчик вел Кристину к озеру. Чудовище осталось на том же месте и не преследовало их. Сложилось впечатление, будто только Кристина видела и слышала его.
- Ты не очень во время, только вот…. – сказал мальчик однажды, - Дедушка с сестрой собираются…. Э… - видимо он не знал, как лучше объяснить, - они, в общем, пойдут воевать….
Кристина оглянулась в его сторону.
- Каким образом?? Воевать…. Сейчас война?
Мальчик сделался озадаченным.
- Ну, да…. – как-то растерянно ответил он, - А ты не знала? Как же так?
- Я не знала…. Похоже, меня убили до войны. А что это за война?
- А! Теперь я понял, - мальчик с восхищением посмотрел на Кристину, - значит ты из тех людей, которых усыпили черви! Я ни когда не думал, что встречу таких! Так интересно… А ты помнишь, как сожрали твой разум?
Кристина с озадаченным видом остановилась. Сейчас они находились близко к берегу туманного озера. Где-то далеко на его воде чернела лодка. Совершенно пустая и сгнившая. Берег так же мертвецки пустовал.
- Я что-то не понимаю! Почему мы остановились? – спросил ребенок.
- Я тоже кое-что не понимаю! – нервно сказала Кристина, - Я видела, что я мертва! Я видела собственную могилу! Видела, как моя мать рыдает! Понимаешь, пацан? Ты наверно и не помнишь, как выглядит жизнь. Сейчас - загробная жизнь…. И кажется, в ней своя война, да?
- О…. – глаза мальчика снова загорелись воодушевлением, - Так вот как даже! Ну, знаешь, я тебе расскажу, что ты точно не мертва! Просто когда-то черви сожрали твой разум….
- Черви??? Какие еще черви, мать твою!?
- Гельминтропы…. Ты их не помнишь?
- Нет!
- Они пожирают разум человека…. И потом человек начинает видеть и чувствовать только то, что хочет тот гельминтроп, который сожрал его разум. Человек может ни чего не помнить…. А ты знаешь, что бывает, после того как эти черви нажрутся разумов?
- Гельминты…. Кажется, так называют паразитов?? Это глисты??? – с отвращением вспомнила Кристина биологию, - Это глисты, которыми я заразилась, и они проникли мне в голову, так?
- Нет, нет! Не так, - отрицательно покачал головой ребенок, - Тебя они не заразили пока что. Тот, кто ими заражается, сам со временем становится гельминтропом. Кажется, симбиоз называется…. Человек становится сначала каким-то страшным мутантом, а потом со временем червем. Вообще жуть как странно, что ты не запомнила их! Они такие мерзкие! Я думал, такое забыть ни как не возможно… Наверно они совсем-совсем съели твои мысли!
- Ну, допустим. А что теперь делать? Если я ни чего не помню…. Или я помню, но не то, что было на самом деле. Я запуталась…. Просто вот, недавно еще думала, что я умерла, а тут вот так оказывается. Хотя, верить этому трудно. Пока не увижу живого червя, не поверю!
- Увидишь. – безрадостно сказал мальчик, - Ведь я, дедушка и сестра – их рабы. Они обещают не есть наш разум, если мы каждый день будем поливать их алмазные цветы.
- Алмазные цветы??? – удивилась Кристина.
- Да, алмазные цветы…. – мрачно изрек мальчик, - Черви пожирают разумы людей для того, чтобы выращивать их. Алмазные цветы на самом деле алмазные, это не просто название! Когда не было войны, дедушка говорил, за один алмаз такого размера можно было купить несколько государств. Знаешь, с чего война началась? А… Да, ты же не помнишь ни чего! В общем, когда фирма Илпикс стала такой богатой…. Ну примерно как сейчас, а сейчас она правит всем. Вот, в общем Илпикс объединил почти все страны кроме нашей, и теперь есть большая страна Илпикс и большая наша страна, только она уже ни как не называется, имя затерялось, как дедушка говорит. У нас сейчас по всему миру правят черви! А еще, они все время воюют между собой, соревнуются кто богаче….
- Что? Как? – удивилась Кристина еще больше, - эти твари правят?? Люди у них рабы?
- Мы – низшая раса, вот. Кто-то даже предсказал, что так будет. Давно, когда были только люди. А сейчас мы рабы гельминтропов, и ни чего не поделаешь. Ну я думаю ни чего, а дедушка… А! Я же недорассказал про войну! Надо же тебе в курсе то быть. Эта фирма Илпикс такое устроила! Это из-за нее богачи стали враждовать, еще в то время, когда не было червей. Ну и появился этот…. Мы, кстати, с дедушкой и сестрой гордимся! Ведь мы именно у него работаем-то в огороде! Это Алхимик. Он был первый, кто заболел мутагенным гельминтозом.
- Какая мерзость! – не выдержала Кристина…. – Чего тут гордится то?
- Потому что он – чуть ли не самый известный человек в мире! Он был первый… Но почему-то он остался человеком, хотя в животе у него все еще сидит мутагенный червь. Алхимик заразил свою жену, детей, других людей…. Он отравил воду в стране. Просто он хотел, чтобы в мире появилась новая раса! Кто-нибудь кто заменил бы человека, и вот так теперь и есть…. А знаешь, как он заразился? Забавно! Он был садоводом, и ни когда не мыл руки…. Да и сейчас не моет, кажется. У него только глаза мутировали, так по виду он очень похож на нас! Да и глаза обычные с виду, говорят. Лично я его ни когда не видел без очков. Он носит какие-то очки, и только через них может нормально видеть.
- Ну, это не удивительно! Многие люди с плохим зрением носят очки, чтобы видеть лучше – перебила его Кристина.
- Да, но не с белыми же стеклами!! – изрек мальчик, тут же напомнив кое-что.
- А… Тебя как зовут-то, кстати? – спросила Кристина.
- Гриша….
- Гриш, скажи-ка, а очки не круглые у него? И много ли людей носят такие очки?
- Да, круглые – спокойно ответил мальчик, - А что? Нет, он один их носит…. Во всяком случае, у нас в стране. Не знаю как в Илпикс…. Еще Алхимик всегда в черном…Всегда! Как будто похороны у него какие-то.
Кристина задумалась, вспоминая внешность молодого человека с грустными глазами. И не подумала бы она, про то, что он, Призрак, - больной, да еще и первооткрыватель и тиран.
- А его по-другому как-нибудь не называют? – поинтересовалась она.
- Да, называют! Кажется, призрак или фантом…. Потому, что на самом деле он только с виду человек. А откуда ты знаешь?
- Неважно…. – мрачно ответила Кристина, - давай-ка, правда, лучше пойдем к твоему дедушке.

Прямо на берегу, у гущи голых деревьев стояли два дома. Они выглядели противоположными во многих смыслах этого слова. Один перед другим. Первый – высокий двухэтажный особняк, явно не принадлежащий бедным людям. Вокруг него странно возвышались зеленые кроны деревьев. Листья не осыпались, и даже не пожелтели, что весьма странно для текущего времени года. Еще и в контрасте с голыми ветвями огромной рощи. Кристина вдруг вспомнила то время, когда шел дождь, и была ночь. Когда, она, шла по полю к шоссе из заброшенной психушки, и видела впереди похожую длинную рощу, на возвышенности. Дежавю, никак иначе.
Напротив богатого особняка жалась несчастного вида деревянная избушка, с жалким огородиком. Совсем не то, что огромные роскошные сады богачей двухэтажного здания! Нищенские доски от времени покрылись лишайником и плесенью. Это, как можно наверно догадаться, был домик рабов. А особняк – жилье хозяев-червей.
- Дедушка скоро пойдет…. – говорил Гриша, когда открывал ворота в свой двор, - Ты сама с ним поговори лучше. Как тебя зовут? Чего-то не спросил даже….
- Кристина я.

Мальчик провел ее в дом, в это гнездо нищенства и пыльной вони. Хотя, с виду там было довольно таки опрятно.
- Здравствуй Кристина – поприветствовал ее старик с деревенской внешностью.
Белая кругловатая борода, смуглое доброе лицо в морщинах, лысина. Он немного смахивал на слишком высокого и худощавого гнома. Два черных ружья, висящих на стене, почему-то подчеркивали его характер.
- Здравствуйте…. – ответила окровавленная гостья в неприличной рваной одежде и страшных пятнах крови. Кажется, все это ни кого не смущало.
- Сегодня у нас день великий…. – сказал старик, - сегодня мы совершим то, за что нам может быть поставят памятник.
В комнату вошла черноволосая мрачная девушка, ровесница Кристины. Гостью она встретила с полным безразличием. Девушка выглядела немного странно, ее черные глаза чуть косили, а голова была наклонена вниз, будто шея не выдерживала тяжести.
- Анжела не здоровается, - объяснил дед, - После того, как ее разум наполовину съели…. Но, она осталась с нами, слава богу. Она нас видит, может общаться, но вот, дар речи потеряла и немножко с ума сошла. Ну, ничего, скоро мы вылечим ее, и всех, и в мире кончится этот ад!
- Ваш внук сказал, что вы собираетесь что-то делать? Он сказал, что вы будете вое..
- Тихо! – шикнул старик, - Нет! Мы просто прогуляемся…. Просто мы изменим все, - старик стал говорить вдруг очень тихо и монотонно, видимо боялся, что их могут подслушивать, - пока эти чудовища там у себя будут любоваться цветочками, мы проникнем внутрь, и убьем их всех! Главное, что мы убьем Призрака, он – главарь!!!
- А что за алмазные цветы? – не понимала Кристина, - Они просто алмазные, или они что-то значат?
- Хрен их разберет! – проворчал старик, - Главное убить этих гадов, и делу конец! Нас наградят за голову Призрака, понимаешь?
- Может, я могу чем-то помочь? – неуверенно спросила Кристина.
- Это опасно…. – задумчиво пробормотал старик, - Нужно знать особенности поведения червей, а Григорий говорит, что ты ни чего не помнишь о них. Например, знаешь ли ты, что черви могут трансформировать время и быстро перемещаться в пространстве? А о их способностях к телекинезу и телепатии ты знаешь?
- Нет…. Но…. Я…. Понимаете, я знакома с Призраком.
- Да? – недоверчиво покосился дед.
- Да, это так. Я однажды отдала ему ключ от шкафчика… Там лежали его очки. Мне показалось, что это было что-то вроде одолжения.
- Очки? Но как? Он снимает их, только когда спит…. – нахмурился старик.
- Да, я точно это помню! К тому же Призрак не был настроен враждебно ко мне. Он даже вроде бы помог мне. Правда, в иллюзиях…. Он помог мне избавиться от ампулы…
- От какой еще ампулы?? – старик пришел в еще большее недоумение, - Странно. Возможно, этот гад управляет всеми червями мира! Наверняка все черви подчиняются ему, и он может контактировать через них с людьми, у которых уже нет разума. Ты точно уверена в том, что общалась именно с ним???
- Уверена, более чем. Тем более, очки, и черная одежда…. Он с виду такой, молодой парень, - вспоминала Кристина.
- Он не стареет с тех пор как заболел…. – изрек дед, - Ну раз дело такое, то…. Ты могла бы отвлечь его. Можешь? Как думаешь?
- Думаю, легко…. – неуверенно замялась Кристина, - раньше было легко, а сейчас не знаю. Я же не знала, что он такой! А если он снова сожрет мой разум???
- Это вряд ли, - сказал старик, - черви едят разумы только тогда, когда в них накопилось достаточно эмоций. А достаточно для червя столько, сколько примерно их накапливается за лет пятнадцать. Так что об этом не думай. Страшно другое…. Просто, если он узнает, что ты помогаешь нам, он будет злиться на тебя, и тогда….. Сама понимаешь, ни чего хорошего.
- Ха! – вдруг пришел Гриша, - тогда Алхимик заставит Кристину копаться в своем животе, в дыре, трогать там червяка! А червяк будет бить током Кристину!
- Прекрати! – сердито буркнул дед, - Посмотри на бедняжку, итак ей не весело, еще и ты тут высказываешься! Вали-ка к себе в комнату! Разорался тут….
Внук обиженно уковылял.
- Не бойся, Кристина, ни чего такого не будет, - добродушно сказал дед, - если не будешь делать глупостей и болтать, то все пройдет прекрасно. Ты как будто судьбой к нам доставлена! Как специально, чтобы мы смогли победить…. Ты согласна нам помочь?
- Конечно. – спокойно ответила Кристина, - раз я могу быть так полезна….
- Только нам лучше прямо сейчас выйти, понятно? Эй, Анжела, слышишь? Скоро выходим. А тебе Кристина я чуть позже объясню, что тебе нужно будет сделать. Когда все кончится, ты сможешь помыться, перебинтоваться, и одежду тебе нормальную найдем. Просто, сейчас пока не время для этого. Ладно?
- Ладно…. – согласилась Кристина и пришла, наконец, хоть в какое-то относительное умиротворение.


невиновность ничего не доказывает
 
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:26 | Сообщение # 10
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
Глава 10.

Старик надел плотную кожаную куртку и шапку с козырьком. Собрался идти. Анжела, его умственно неполноценная внучка, следовала за ним, видимо собиралась чем-то помогать.
- Эх – вздохнул старик, косясь на свои ружья, - были бы патроны, не было бы проблем…. Но мы, мне кажется, обойдемся без оружия, правда Анжела? Зачем оно, только напугает этих тварей зря, да наши планы выдаст.
Кристина тут же задумалась.
«Интересно, как это он их убивать будет без оружия??» - но спросить вслух почему-то не решилась.
- Ну, слушай Кристина. – начал объяснять старик, когда все остановились у выхода во двор богачей, - От тебя не много что требуется. Твоя цель чаще всего сидит в огороде, воздухом дышит свежим, чтобы не загнуться от собственного яда. Ты просто входишь в особняк вместе с нами, потом идешь на второй этаж…Главное помни! Не обращай внимания на то, что будем делать мы, просто иди и все! Не важно, что будет! Иди, поднимайся, и на звуки внимания не обращай, тебя могут обмануть…. На втором этаже найдешь еще один маленький спуск, он ведет в сад. Спустишься туда, и начинай общаться с уже знакомым тебе приятелем. Просто заговаривай ему зубы, понятно? Отвлекаясь на тебя, он не поможет своему семейству. Лучше всего начни спрашивать у него о себе, мол, что со мной, и что ты обо мне знаешь, как мне поступить и кто ты такой…. Ясно? Это все.
- Понятно. Ни чего сложного нет – ответила Кристина, - А какие звуки? Или неуместен вопрос?
- Скоро услышишь все и увидишь. Надеюсь, нервы у тебя нормальные, и ты не подведешь.

Старик открыл железную дверцу, и пошел по каменистой тропинке к шикарному входу особняка. Под окнами росли ровно подстриженные кусты и множество разных декоративных растений. Что внутри этого жилища – непонятно. На окнах висели плотные бархатистые шторы. У Кристины даже близких мыслей не было о том, что там может быть. Догадываться она не могла, ибо снаружи – одно, а внутри, - совсем другое. Старик вошел без звонка и стука, как к себе домой.
И то что было за дверью навеяло эффект неожиданности. Внутри воняло хлоркой и нашатырем. Стены покрывал больничный кафель, мрачно поблескивающий в тусклом зеленоватом свете неоновой лампы. Атмосфера операционной. Узковатый коридор вел к повороту, за которым чувствовалось чье-то присутствие. Кто-то шептался там, мерзким змеиным голосом. Старика это не волновало. Он по прежнему так же невозмутимо шел вперед, вместе с внучкой. Внучка немного пошатывалась и иногда чуть не падала. И это было лишь из-за болезни, страха или смущения в этой девушке не ощущалось. Угол приближался, оказался прямо перед лицом Кристины, а затем поворот, и то, что за углом. Тут, можно предположить, что сердце нашей героини сжал какой-то спортсмен с накачанными мышцами рук. Девушка чуть не остановилась от шока увиденного. Но, надо было продолжать идти, и не обращать внимания, на длинное червеобразное существо, зависшее в воздухе. Голова существа носила ровную ухоженную прическу, и ни чем не отличалась от головы обычной женщины. Макияж, серьги, глаза, - все как у человека, но тело…. Представляло оно собой длинную, примерно метров пять, белую ленту, покрытую толстыми розовыми жилами. Из ленты проступал сероватый позвоночник, похожий на человеческий, только длинной соответствовал телу. Ребра у твари отсутствовали. Именно так бы выглядело существо одновременно похожее на человека и паразитического ленточного червя. Ни чего омерзительнее Кристина не видела, даже разодранный живой труп был приятнее для глаз. Это зрелище с силой выворачивало на изнанку, прямо таки выдавливало рвоту и кружило голову. Уродливая женщина червь неподвижно зависла в воздухе рядом с двумя относительно нормальными людьми. Два брата, видимо, ее сыновья. Их кожа покрылась розовыми и белыми пятнами, с которых стекала слизь. Головы их опухли, на щеках белели огромные гнойники, как от ожога. Глаза тоже напоминали распухшие скопища гноя, растянувшие обмякшие кости глазниц и черепа. А волосы их выглядели странно. Ухоженные, прилизанные гелем и лаком лоснящиеся прически. Это были мутанты, трансформирующиеся в гельминтропов. От ужасных существ чувствовался запах духов и одеколонов. Кристина приближалась к ним, следуя за стариком и его внучкой. Черви не обращали ни какого внимания, похоже, у них кипел какой-то очень важный разговор. И вот, старик и внучка остановились прямо перед тварями. Кристина, щурясь, чтобы меньше видеть весь этот ужас, продолжала идти, и прошла мимо. Она, следуя инструкциям, направлялась к лестнице, четко видневшейся впереди. Мерзкая тонкая сеть кровеносных сосудов покрывала белоснежные огромные глаза мутантов. Других подробностей их внешности Кристина к счастью не увидела. Монстры остались позади, за пределами видимости. Достигнув лестницы, Кристина начала неторопливо, держась за периллы, подниматься, боясь все еще упасть в обморок. На втором этаже все выглядело более вменяемо и естественно: дорогая мебель, на стенах – обои вместо плитки, шторы на окнах, украшения и картины. Освещение – тоже нормальное. Большая хрустальная люстра давала много света. Единственное, что немного смущало, это скульптура в виде облысевшей человеческой головы, в макушку которой воткнута вилка.
Кристина видела прямо перед собой узкий проход, который оканчивался лестницей и окном. В окно проглядывали зеленые кроны деревьев сада, стало быть, там – лестница вниз, та самая, что сейчас нужна. Вдруг внизу раздался такой грохот и вопли, что Кристина сразу вспомнила звуки, о которых предупреждал старик. Послышался такой свист и шипение, что уши от него заложило в первую же секунду. Все завибрировало вокруг, а на фоне свиста проявлялись вопли, умоляющие о помощи, перемешанные с рычанием, визгом, хрустом костей и звуками ударов тела о стены и пол. Свист быстро прекратился, и теперь звуки бойни стали очень отчетливы. Кристина вошла в коридорчик, с великим трудом стараясь не придавать им значения. Здесь стены, как и на первом этаже, покрывала плитка, только более дряхлая и обваливающаяся от времени. Внучка старика визжала как свинья, будто ей рвали голову. Похоже, что она давилась от крови, боролась со смертью изо всех сил, которые только остались. Кристина пыталась не думать об этом, возможно ни чего подобного и не происходит, просто иллюзии. Сказал же старик «Тебя могут обмануть….»!
Но, тут случилось по настоящему страшное событие, не входящее в план действий. С лестницы вверх взлетел червь женщина. И сделала она это с такой скоростью, что Кристина осознала ее появление, в тот момент, когда уже инстинктивно спряталась за углом небольшого выступа стены, в ужасе прижимаясь к кафельной плитке. Конечно же, женщина гельминтроп поняла и увидела, Куда именно скрылась Кристина. Червь в один момент остановился там, всего в нескольких сантиметрах, и замер, прислушиваясь. Кристина не дышала. Одной рукой она придерживала кусок плитки, который грозил вот-вот отвалиться, и громко звякнуть об пол. Червь женщина висела в воздухе и, не двигаясь, ждала, пока ее жертва выйдет. На самом деле, Кристина просто не все знала о червях. У гельминтропов был недостаток восприятия: они не могли ощущать и осознавать то, чего нет в их поле зрения, и то, что находится при этом очень близко. Так Кристина и женщина червь застыли, чуть ли не на пять минут. Терпения на ожидание хватало у каждой из них. Кристина решила сделать ход первой. Самое глупое, что может прийти в голову! Обезумевшая девушка вырвала кусок плитки, выскочила к червю, таким образом, что оказалась прямо у его женского уха с золотой серьгой и виска. И тут же плитка рассекла шею чудовища. Произошло то, что называется «повезло». Кристине прямо в лицо хлынула сильная струя артериальной крови, а женщина-червь обмякла и рухнула на пол. Под ней, под ее чистой головой и мерзким белесым телом, быстро выросла огромное красное озеро. Кристина видела в нем свое ошарашенное отражение. Кусок кафеля застрял в шее червя. Удачное получилось убийство.
В этот же момент Кристина упала, и потеряла сознание. Так и лежали два тела в разрастающейся луже. Сколько времени прошло до того момента, как Кристина снова вернулась в себя – неизвестно. Когда она очнулась, ее тут же разразил страшный кашель. Кровь червя попала в нос и рот, несчастная девушка чуть не захлебнулась в ней. Звуки на первом этаже давно стихли. Чем закончился поход старика, и закончился ли он вообще, – неизвестно.
Лестница по-прежнему ожидала Кристину, как-то неуловимо звала спуститься в сад. Кристина, сильно расшатываясь, все еще кашляя, встала на ноги, и поскользнувшись на крови, снова повалилась на пол. Кровь давно уже добралась до лестницы, и стекала по ступеням. Кристина быстро поняла, что идти на ногах сразу ей будет трудновато, и пока что лучше ползти на четвереньках. Таким образом, она добралась до лестницы, а там уже пришлось встать, и с трудом придерживаясь за скользкие стены, продвигаться вниз. Теперь белый коридорчик спуска украшали ярко-красные отпечатки ладоней. Оказавшись внизу, Кристина встала, и, шатаясь, как алкоголик, уставилась на деревянную маленькую дверь. Пыталась сообразить, что нужно в данный момент сделать. А, сообразив, она открыла дверь, и вокруг воцарилась какая-то целебная атмосфера сада. Приятный запах цветов и листвы. Под ногами мягкая трава и земля. Температура воздуха – средняя, то, что надо для обычного человека, не холодно и не тепло. Ветра нет.
Сад окружен деревьями и забором так, что ни чего больше и не увидишь, кроме мягкого пасмурного неба, не напрягающего глаза. Кристина как будто погрузилась в объятия ангела. Ей сразу стало легче на душе и физически. Страх ушел, сердце успокоилось, только губы немного дрожали от все еще не прошедшей легкой тошноты. Ведь, вкус крови гельминтропа быстро забыть не возможно.
Постепенно Кристина начала понимать, что здесь, в саду, она не одинока. В глубокой тени, под самым большим деревом, с самым толстым и кривым стволом стоял человек. Стоял так непринужденно, смотрел куда-то, чуть дальше черных своих ботинок. И смотрел он сквозь белые стекла очков, и естественно являлся их хозяином. Он ждал Кристину, и не торопил ее. Видимо и не хотел торопиться ни в чем, слишком уж хорошо было в этом саду.


невиновность ничего не доказывает
 
HereticДата: Понедельник, 20.02.2012, 23:27 | Сообщение # 11
котенька
Группа: Администраторы
Сообщений: 3646
Статус: Вне сети
- Ну, чего ты встала там? – спокойно обратился он вскоре, - Иди сюда.
- Зачем? – безразлично спросила Кристина, - Зачем мне вообще что-то делать? Я еще не проверяла, что будет, если просто остаться стоять на месте и ждать, что будет дальше!
- Ты хочешь правды…. – довольно промурлыкал Призрак, обратив белый взгляд на девушку.
- Ладно – согласилась Кристина, и косо приковыляла к нему, остановившись на том расстоянии, которое она посчитала безопасным.
- А чего так далеко? Ближе подойди! – выразительно и с упреком сказал молодой человек.
Кристина безразлично подошла, в очередной раз, удивившись тому, что белое стекло не прозрачно, и напоминает фарфор. Только теперь стало заметно, что парень не отличается слишком высоким ростом. Он был ненамного выше Кристины, примерно на половину ее головы. Худощавость делала его еще более мизерным и не впечатляющим с виду. Казалось, не такие люди захватывают планету и тиранят….
- Тебе нужна правда? Или обойдемся без нее? – неторопливо спросил Призрак.
- Да, я хочу все знать. И про червей, и про меня и про войну. Все! И, еще. Хочу знать, что было со мной до того, как черви съели мой разум.
- Черви не ели твой разум, Кристина.
Выражение окровавленного лица девушки не изменилось.
- Почему тогда я ни чего не помню? – спросила тут же она.
- Помнишь ты все, - довольно возразил парень, - Просто ты податлива. И это хорошо….
Кристина разглядывала его руки. Они совсем не выглядели грязными, и вообще не похоже было, что Призрак долго возился на грядках. Руки его, с чистой, даже ухоженной кожей, казались чуть ли не женственными….
- А это правда, что черви появились от тебя? – Кристина снова перевела взгляд на его очки.
- Черви…. Ну надо же! Ты в это веришь, да? – ухмыльнулся Призрак, - А я думал не поверишь! Вот хохма-то. Нет! Не бойся, ни кто у меня в животе не сидит, и ни кого я не заражал…. Можно сказать.
Тут он снял очки, и швырнул их подальше, в кусты.
- Видишь? Я здоров, и тебя я вижу… Вон как ты об стекло порезалась! Но, крови глистов на тебе нет, как и… - тут он замолчал, и посмотрел грустными своими глазёнками куда-то вверх, в сторону крыши. Кристина оглянулась туда же, и увидела, как по крыше плетется монстр. Тот самый, окровавленный и изуродованный человек, с болтающемся на мышцах и нерве глазным яблоком.
- Страшный, да? – снова ухмыльнулся Призрак. Только глаза его остались такие же безжизненные и печальные, будто и вправду слепые.
- Отвратительный! – сказала Кристина.
Монстр дошел до края крыши, наступил на этот край, а потом на пустой воздух, и полетел вниз. Ударившись об землю, он развалился на куски и умер. Больше эта груда костей и кишок не вздумала пошевелиться.
- Ой, я его случайно убил…. Как печально – с кислым сарказмом сказал Призрак.
- Ну и хорошо! – воодушевилась Кристина, - Хотя, лучше бы ты это сделал раньше. Сколько мне бегать от него приходилось!
- Да, я это помню. Я же всегда за тобой наблюдал! Этот уродец – мое творение, я его выдумал, чтобы пугать тебя.
- Зачем??? – печально удивилась Кристина. Призрак по началу казался ей дружественным, не смотря на все то, что о нем ей рассказали.
- Это сложно, - вздохнул молодой человек, и стал еще меланхоличнее с виду, - Я - не просто человек. Я – изобретатель. Создаю одну машину, которая будет работать с психикой человека. С помощью ее заготовки я повлиял на твой разум. Вот почему ты видела много иллюзий….
- Как очаровательно – нахмурилась Кристина, - А я тут причем?? Ты хотя бы мое согласие как-то спросил, прежде чем устраивать мне такой ад! Я пережила столько…. И ведь иллюзии не просто иллюзиями были! Ты сам их испытывал? У меня еще относительно хорошие нервы! Боль в иллюзиях ни чем не отличалась от настоящей! Да и все остальное!!! Я ведь и в суд могу подать! И подам….
- Успокойся! Не делай так быстро выводы…. – перебил ее парень, - Машина будет материализовывать в реальное пространство любую человеческую мысль! Захочешь что-то, бац, нажала, и это у тебя есть! Захочешь, чтобы у тебя пропали прыщи? Раз и нету их. Жизнь станет проще с такой машиной, это будет новая жизнь, понимаешь?
- Единственное, что я сейчас понимаю, это то, что из-за какой-то гребаной машины я чуть не стала психически ненормальна! Если уже не стала….
- Но, это стоило результата! – снова перебил ее Призрак, - Не думай, что я просто поймал тебя для того, чтобы незаметно препарировать, как крысу! Я избрал тебя! Ведь, изобрел я не только машину…. Ох, как же объяснить…. – растерялся он.
- Мне будет награда за все это? – мрачно спросила Кристина, - Если не будет, я подам в суд. Да! Твоя машина сделала из меня хладнокровную стерву! Это ты учитывал?
- Я все учел, - с искрой агрессии ответил Призрак, - Просто, понимаешь в чем дело…. Чтобы управлять машиной, человеку нужно измениться. На данном этапе. Тотально измениться! Я не хочу, чтобы каждый человек менялся так, для того чтобы использовать машину. И по этому должен измениться я сам, чтобы продолжить разработки и исследования.
Тут он замолчал, и почему-то довольно заулыбался.
- И что? И я тут причем??? – недоумевала Кристина.
- А ты дотронься до меня! – ответил Призрак, косо взглянув на нее.
- Че? – Кристина нахмурилась и непонятливо наклонила голову на бок.
- Дотронься до меня рукой! Понятно? – в сверлящий взгляд парня снова добавился оттенок агрессии и нетерпения.
- Ну… Ладно.. – растерянно согласилась Кристина, и неохотно ткнула его живот указательным пальцем.
Как-то странно и безумно Призрак за этим пронаблюдал. Кристина ощутила еле заметное покалывание в кончике пальца, и больше ни чего особенного.
- И, что должно быть теперь? – поинтересовалась она.
- Хм, нет, не так…. – Призрак почесал затылок, - До руки дотронься, наверно ткань одежды мешает….
- А ни чего плохого не будет? – недоверчиво спросила Кристина.
- Нет.
- Точно?
- Будет только хорошее…. – на лице Призрака быстро нарисовалась зловещая улыбка.
Но, Кристину в данный момент охватило глубочайшее безразличие к его злорадству, и она, не задумываясь, дотронулась. Схватила его руку всей ладонью, не подозревая ни о чем. Кожа сначала резко онемела, а затем началась резкая режущая боль. Лицо Кристины сморщилось от таких ощущений. Обе кисти руки, и молодого человека, и девушки, начали расползаться, а затем, к великому ужасу слипаться и срастаться. Одуревшая от ужаса Кристина громко завизжала, и что было силы, рванула свою руку обратно на себя. Боль еще не началась, был сильнейший шок. Кристина смотрела на обрубки собственных пальцев и кости, торчащие наружу из изуродованной, будто расплавленной кисти и запястья. Призрак боли не чувствовал. На нем рана затянулась моментально, лишь ладонь чуть искривилась и деформировалась.
- Что это за хренотень??? – взвопила Кристина с ошарашенным видом.
- Это действие вещества – спокойно ответил Призрак, - И сейчас мы его продолжим.
- Ну, щяззз! – выругалась Кристина, - Размечтался! Псих ненормальный!!! – на ее глазах сами собой навернулись слезы, и вскоре хлынули ручьями, от ужаса и шока.
- Так надо, Кристина, - хладнокровно говорил парень, щупая поврежденную руку, - Мне нужен твой разум! Я не червь, но разум твой я получу, когда ты со мной сольешься. Когда это произойдет, мы станем одним существом, той расы, которая сможет продолжить разработку машины. Мое вещество, оно у меня в крови. Оно рассчитано, как ДНК, как механизм с программой…. Существо новой расы может родиться только из двух людей, с определенными физиологическими параметрами. Я следил за тобой Кристина, изучал тебя, и теперь понял, что ни кто мне не подойдет больше, чем ты, - тут он вдруг откинулся от ствола дерева и приготовился приблизиться к ней.
- Я не хочу! Отстань от меня… О, господи, за что??
- Да что ты так? Ты же избранная! Разве ты не хочешь превосходить всех? Разве не хочешь сделать такое открытие, от которого весь мир изменится к лучшему? Смотри, как удачно судьба к тебе повернулась.
- Я хочу домой! К папе… К маме и к сестре! И знать я ни чего не желаю об открытиях! Я хочу быть собой и оставаться собой! Не подходи, не трогай меня….
Но, он ее не слушал. Подошел, и мало того, положил руку ей на плечо. Правда, в безопасное место, - там Кристину спасала ткань халата. Девушка затряслась так, что чуть не свалилась с ног.
- Да не бойся ты…. – сказал он рядом с ее ухом, - вон, посмотри туда. Я ведь успехов добился немножко. Смотри, что растет на грядке!
Кристина смотрела. Из земли торчали украшения из бесцветного стекла, довольно большие и увесистые. Что-то вроде маленькой скульптуры. Только, по правде-то говоря, не то, чтобы это было обычное стекло или хрусталь. Растения состояли из чистейшего природного алмаза.
- Это - алмазы. – довольно пояснил Призрак, дрожащей девушке, - Не веришь? Эти цветочки правда из алмаза! Не подделка. Я проверял. Они настоящие, ни какие не иллюзии. Как они тебе?
- К…К…к…Красс..сивые… - еле выговорила сквозь дрожь Кристина.
- Они наши с тобой. Представляешь, сколько они стоят? А представь себе то, что можно создать, кроме них, если будет существовать это устройство….
Тут вдруг рука молодого человека медленно заскользила от плеча к незащищенной шее девушки. С какой-то омерзительной изощренностью он делал это. А Кристина не растерялась, потому, что просто захотела не растеряться. Она увернулась от руки, схватила лопату, торчащую рядом из грядки, и как следует, засадила ее в сердце врагу. Не хотела она новой жизни, и тех мучений, которые возможно ей предстояло перетерпеть еще. Призрак ни чего не понимая, свалился на землю, обливаясь собственной темной кровью. Лопата сидела в нем так же хорошо, как кусок кафеля в шее червя. Кристина, наклоняясь над умирающим, заслонила последний свет пасмурного неба, который он мог видеть перед смертью.
- Вот, видишь, дурак…. – со злостью сказала девушка, - игры твоей машины научили меня убивать! Этого ты не предусмотрел, раз теперь валяешься и подыхаешь!
- Больно…. – еле выдавил из себя парень, и зажмурился.
Кристина снова схватила ручку лопаты, и всадила ее еще глубже в его грудную клетку, так что все внутри хрустнуло и порвалось. Она не понимала, откуда в ней столько силы для таких довольно тяжелых действий. И в следующий момент окружение стало вихрем разных цветов, который тут же свалил с ног Кристину, и лишил чувств. Она упала, и лежала в неизвестности, опять неизвестно сколько. Она чуть ухмыльнулась мысленно.
«Вот ирония судьбы, после убийства я теряю сознание. Вот мой фирменный знак маньяка убийцы….» - подумала она, и следующее неопределенное время думать больше не могла. Как и просто осознавать что-либо.
И вдруг Кристина очнулась. Лежала она на боку, в своей нормальной одежде. В той, которую одела, в последний день реальности. Литров впитавшейся крови на ней не было. Только несколько ссадин, порезы от стекла и грязь с земли. Одежда немного порвалась. Вокруг распростерся асфальт, а за его пределами – сломанное ограждение и столбы. Кристина лежала посреди заброшенного баскетбольного поля, за городом. Когда она начала вставать на ноги, ни боли, ни усталости почему-то не ощутила. Будто ни чего и не произошло.
Выйдя с поля, за кустарники и низкие деревья, Кристина сразу нашла шоссе, где постоянно ездили автомобили. И тут же наткнулась на добрую женщину в новой желтой иномарке. Вот и все, наконец-то реальность! Что еще сказать…
Кристина не знала до этого, насколько ей дорог грязный и жестокий, зловонный и агрессивный, но все же реальный и относительно иллюзий, справедливый мир.
- Ой, как ты страшно порезалась? Обо что так? Собака на тебя дикая набросилась, что ли? И как тебя занесло туда только? – удивлялась женщина-водитель, - Странно! Хотя, сейчас у нас как раз девочка пропала. Может ты это она? Ее Кристина зовут. Ой, как родители ее беспокоятся, я так сочувствую. У меня у самой дочь….
Кристина не желала разговаривать. Она сказала лишь, что ей нужно попасть на вокзал. Дальше она хотела быть самостоятельной и одинокой.
- А этот переполох в больнице! Ой, кошмар…. Какой-то идиот заставил врачей ввести пациентам неизвестное психотропное вещество! С четырьмя стариками то справились, а девочку не нашли. Непонятно, что с ней стало, упоминали какие-то запрещенные эксперименты…. Кстати ты, мне кажется, уж слишком похожа на Кристину. Не стесняйся, если ты она и есть. Я могу тебя прямо до дома подвезти, а?
- Мне нужно на вокзал…. – мрачно повторила Кристина.
- Ладно, на вокзал, так на вокзал. Я же сразу сказала, что подвезу…. И я подвезу! Ну не могу я человеку не помочь. Совесть не позволит….
Подобную болтовню пришлось слушать до самого конца поездки. Но, Кристина не обращала внимания, так сильно она была рада случившемуся. Ее не интересовало, что с ней произошло, и каким образом она оказалась за городом на заброшенном баскетбольном поле. Она радовалась, что мир стал снова родным и привычным. Ни что больше не менялось, и не пугало. Вид бомжа, блюющего на асфальт у остановки трамваев не сравнится с видом страшного урода, с болтающимся глазом, заливающего все собственной кровью! Мир прекрасен, и ни кто бы не стал переубеждать в этом Кристину. Потому, что не смог бы.
Ни кто не нашел маньяка, который ставил жестокие эксперименты над психикой людей. Ходили слухи, что он сбежал, и сейчас продолжает исследования в другой стране. Кто-то говорил, что этот маньяк покончил жизнь самоубийством, воткнув в себя острый предмет. Кто-то говорил, что не было ни какого маньяка, и все это задумка правительства, хорошо заплатившего врачам. Но ни чего конкретного не установили, и случай быстро забылся. Только Кристина помнила его до конца жизни. Она стала мрачной и необщительной. Психологи ей помочь не могли. Не верила она больше в то, что реальность реальна, ведь не угадаешь, изменится все в следующую секунду к невозможному, или нет. Кристина боялась таких изменений больше всего на свете. Она жила в постоянном напряжении, ожидая их до самой смерти.

The end.


невиновность ничего не доказывает
 
Форум » Хранилище » Творчество » Алмазные цветы (психо-ужастяг от миня)
Страница 1 из 11
Поиск:

Болталка


Copyright Reflux Resurse © 2017